На главную

 

От эротических фантазий

до сексуальных отклонений

 

Когда речь идет о нормативах сексуального поведения, возникает вопрос, как они отражаются в нашем сознании, что лежит в основе сексуальной мотивации индивида? С позиций традиционной, «психогидравлической» теории либидо (половое влечение. — См. =иже) ответ на этот вопрос прост: половое печение — это природный инстинкт, удовлетворение  которого  сводится  к  разрядке спонтанно возникающего в организме психофизиологического  напряжения.

В этом отношении, по 3. Фрейду, — это аппарат, функцией которого является избавление от достигающих его стимулов или сведение их к минимальному возможному уровню, так, чтобы, если бы это было возможно, она сохраняла бы себя в совершенно «невозмутимом    состоянии»    (цитата    по И. Кону, 1988). И как замечает Г. Шмидт (1983), эта концепция исходит из двух неверных предпосылок.

Первая гипотеза — «аккумуляции стимула», согласно которой сексуальная мотивация питается постоянно и спонтанно накапливающимся внутренним беспокойством, основанным на неудовлетворенной физиологической потребности, требующей периодического удовлетворения, подобно голоду или жажде. Вторая гипотеза — «редукции стимула», согласно которой удовлетворение сексуального желания тождественно разрядке или угасанию напряжения и установлению равновесия в организме по аналогии с механизмом гомеостаза. Однако даже удовлетворение голода и жажды — не чисто биологический процесс, что же касается высших человеческих потребностей — в творчестве, познании, любви, самоактуализации, то, не являясь собственно адаптивными, они направлены не на «успокоение» человека, а на то, чтобы пробуждать его творческую активность, заставлять стремиться вперед и выше, комментирует И. Кон (1988).

Критика инстинктивной модели либидо не означает отрицания биологических детерминант сексуальности, продолжает он далее. Еще в середине 60-х годов Р. Уэйлен (1966) предложил заменить абстрактное понятие «силы влечения» более конкретным понятием сексуальной возбудимости как готовности сексуально-эротически реагировать на сексуальную ситуацию.

Сексуальная возбудимость имеет большие индивидуальные вариации, определяемые как физиологическим состоянием организма (гормональный баланс и т.п.), так и жизненным (сексуальным, эмоциональным и коммуникативным) опытом субъекта и несексуальными мотивами.

Половое возбуждение, как текущее, временное психофизиологическое состояние, по Уэйлену, — функция устойчивой возбудимости субъекта и конкретной данной внешней и внутренней ситуации. В психологии сексуальная мотивация описывается и в терминах теории потребностей, и в терминах теории эмоций, и в терминах когнитивной психологии. Однако наиболее плодотворной с точки зрения возможностей интеграции психологических и социологических данных представляется теория «сексуального сценария», предложенная У. Саймоном и Дж. Ганьо-ном (1973), считает И. Кон.

Понятие «сценария», близкое к понятиям «плана», «схемы» или «поведенческой программы», обозначает достаточно широкую познавательную (когнитивную) структуру, соединяющую многообразные символические и невербальные (несловесные) элементы в организованный хронологически и последовательный поведенческий ряд. На такой основе можно одновременно предвосхищать свое поведение и оценивать его в данный момент.

Нормативные компоненты сексуального сценария (кто, что, с кем, где, когда, как и почему должен, может или не должен и не может делать в сексуальном плане) в общих чертах задаются соответствующей культурой, однако это не исключает больших индивидуальных различий и вариаций количественного и качественного порядка, замечает И. Кон.

Сексуальный сценарий включает в себя познавательные (когнитивные) компоненты разного уровня — представления, понятия, оценочные суждения и т.д., и человек имеет обычно не один, а несколько сценариев. Во-первых, это сексуальные фантазии, которые субъект никогда не пытается, не может или даже не хочет реализовать. Во-вторых, это планы реального поведения, которые субъект более или менее последовательно осуществляет. В-третьих, — промежуточные ориентиры, используемые в процессе сексуального взаимодействия («если он сделает то, я сделаю это»). И в-четвертых, — это как бы хранилища памяти, организующие прошлый сексуальный опыт в более или менее последовательное целое. Сексуальные сценарии различаются по следующим характеристикам.

 

1.         По сложности, — по количеству и раз

нообразию их компонентов и соотношению

воображаемого и реализуемого: каков круг

мотивов, партнеров, мест и времен действий

в сценарии;  чем отличается когнитивная

программа от реального исполнения; на

сколько тесно связаны друг с другом раз

личные элементы сценария и т.д.

2.         По ригидности, жесткости и рутини-

зации: насколько велика допускаемая сце

нарием рассогласованность плана и реаль

ности; насколько жестко и единообразно за

программированы содержание и последова

тельность действия субъекта и как он от

несется к нарушению принятого порядка.

3.         По обыденности, конвенциональнос-

ти: насколько, данный сценарий или его

компоненты соответствуют принятым в об

ществе нормам поведения.

4.         По удовлетворительности для субъек

та: доволен ли он своими эротическими

фантазиями или стыдится их, в какой мере

ему удается их реализовать и т.п.

 

Пуританская мораль прошлого считала любые эротические образы и фантазии безнравственными и вредными, но без фантазии и творческого воображения, обгоняющего реальность, не обходится никакая человеческая деятельность, не представляет исключения и сексуальность. Как показывают    исследования,    эротические    сны, мечты, фантазии — неотъемлемый аспект половой жизни, они не только замещают практическую половую жизнь или восполняют ее дефицит (как думал 3. Фрейд), но и постоянно сопутствуют ей.

 

Известно, что люди, ведущие более активную половую жизнь, отличаются и более интенсивным эротическим воображением, которое подкрепляет, стимулирует и разнообразит их реальный опыт. И хотя для людей, воспитанных в известном духе, слова «эротика» и «эротизм» звучат как бранные выражения, обозначающие нечто животное и низменное, на самом деле как раз животные не знают эротики, считает И.Кон (1988).. Способность не только реагировать на эротические знаки и образы, но и создавать их, воплощая свою фантазию, — исключительна, присуща человеку с древнейших времен.

Среди мечтаний, которым не противится большинство людей, сравнительно большое место занимают мысли, вызывающие половое возбуждение, замечает Ж. Годфруа (1988). Время, которое человек посвящает таким сексуальным фантазиям, с возрастом вначале увеличивается: у подростков оно в среднем составляет 17% всего времени, в возрасте от 18 до 20 лет эта доля достигает 20%. Затем оно снижается до 8% между 28 и 35 годами и менее чем до 1% после 65 лет, согласно Камерону (1967).

Чаще всего сексуальные фантазии сопровождают мастурбацию, не возникают они при мастурбации лишь у 20% подростков мужского пола и 10% женского (Соренсен, 1973). Для более чем половины всех мужчин и трети женщин просмотр эротических фотографий или фильмов служит стимулом к мастурбации или дополнительным источником мастурба-ционных фантазий.

У многих мужчин и около 30% женщин эротические фантазии возникают и во время полового акта (Вольф, 1981). Работы Крепо по изучению «эротического воображения» выявили заметные различия между формами сексуальных фантазий у мужчин и женщин. Так, у женщин эти фантазии чаще, чем у мужчин, принимают сентиментальную окраску. Если у женщин они в первую очередь имеют эксгибиционистский характер (медленное раздевание); то у мужчин чаще отмечаются фантазии вуайеристского типа (пассивное присутствие при эротических сценах, например, при сценах женских гомосексуальных отношений, или созерцание раздевающейся или мастурбирующей женщины).

Женщине свойственны фантазии нарциссического типа (когда она воображает, что обладает огромной сексуальной привлекательностью) или мазохистские фантазии (подвергается агрессии со стороны одного или нескольких половых партнеров). У мужчин чаще встречаются фантазии фетишистского типа (когда мужчина представляет себе женщину в одежде и с другими принадлежностями туалета, возбуждающими его воображение) или типа активного принуждения (связывание партнерши и принуждение ее к сексуальной активности).

Мужчинам также свойственны и фантазии полигамного типа (сексуальная активность сразу с несколькими женщинами), оргиастические (участие в групповой сексуальной активности), фантазии орогенитального типа (фелляция, куннилингус или оральная эякуляция) или инициативистские фантазии (совращение девочки).

Гомосексуальные фантазии отмечаются у лиц обоего пола (по данным Крепо, 1977), у 7% мужчин и 11% женщин. То же самое можно сказать и о фантазиях, когда субъект воображает, что подвергся сексуальному принуждению (будучи связанным или не связанным), или о фантазиях, попирающих нормы религиозной добродетели, когда женщина отождествляет себя с проституткой или с развратницей, а мужчина превращает ее в «объект сексуальной эксплуатации».

 

Религия, а затем и психоанализ по разным причинам пожелали увидеть в сексуальных фантазиях извращение, свидетельствует Ж. Годфруа. По мнению 3. Фрейда, такие фантазии отражают наличие конфликта между подавленными сексуальными импульсами и семейными или социальными запретами и, таким образом, вместе с другими сексуальными извращениями искажают «нормальные сексуальные цели». Психиатр и психоаналитик Р. Столлер полагает, что такие мечтания в сжатом виде отражают первичные отношения периода детства и пытаются освободить человека от имевших место в детстве фрустраций и конфликтов, давая ему возможность хотя бы в своем воображении причинить зло объекту эротических фантазий.

Подобная агрессивность, особенно отчетливо проявляющаяся в садо-мазохистских фантазиях, принимает в эксгибиционистских, вуайеристских и других попирающих нормы христианской добродетели фантазиях форму «унижения» другого человека. Напротив, по мнению других психотерапевтов, в сексуальных фантазиях нет ничего постыдного: они лишь помогают многим людям примириться со своей реальной половой жизнью, культивируя про себя свои тайные помыслы. В этом заключается, в частности, способ легкого достижения удовольствия, и, кроме того, такая «мысленная подмена» позволяет человеку подготовиться к соответствующим действиям в будущем или же осуществить те действия, на которые у него мало шансов.

Таким образом, эротические фантазии позволяют ослабить сексуальную фрустрацию (неудовлетворенность), так как благодаря им можно отчасти удовлетворить желания, реализация которых находится под запретом.

У.Мастере и В.Джонсон изучали гетеросексуальных, гомосексуальных и бисексуальных женщин и мужчин. Они обнаружили, что уровень сексуальных фантазий был самым низким у бисексуальных мужчин (направленных на партнеров своего и противоположного пола), а самым высоким у лесбиянок (гомосексуальных). Другие исследования показали также, что если у лесбиянок главным предметом сексуальных фантазий бывает привычная партнерша, мысленно помещаемая в непривычную ситуацию, то у гетеросексуальных женщин в фантазиях присутствует чаще всего малознакомый мужчина. Гетеросексуальные мужчины обычно строят свои фантазии вокруг конкретной женщины, но не своей привычной партнерши.

Самой обычной темой фантазий у гомосексуальных женщин и мужчин является активное принуждение к половому акту, но если у мужчин оно связано преимущественно с применением физической силы, то у лесбиянок это чаще психологическое давление. Как заметил Р. Столлер, «человек не очень склонен любить, особенно в то время, когда он занимается любовью».

Так или иначе, но в норме, согласно Д. Бирну (1977) эротические образы выполняют 4 функции. Во-первых, они выступают средством познания, отражая и фиксируя сексуально значимые свойства и переживания. Во-вторых, служат своего рода психологическими стимуляторами полового возбуждения. В-третьих, расширяют рамки и возможности сексуального удовлетворения, обогащая сексуальное поведение и дополняя его новыми нюансами. В-четвертых, эротическое воображение позволяет индивиду преодолевать границы реальности, порой весьма жесткие, и испытывать переживания, которые ему физически недоступны.

Важно то обстоятельство, что эротическое воображение почти никогда не совпадает полностью с реальным сексуальным поведением, в нем всегда есть элементы, которые личность по разным причинам не может или не пытается реализовать. Так как эти элементы, как правило, противоречивы и амбивалентны, когда речь идет о девиантном поведении, такое рассогласование обычно воспринимается как знак скрытой патологии.

 

Однако это вовсе не обязательно, подчеркивает И. Кон (1988): очень часто эротические предпочтения индивида не осуждаются культурой и кажутся странными только из-за их нетипичности (например, потребности в каком-то необычном эротическом стимулировании).

Психологи считают, что несовпадение эротических фантазий и поведения — частный случай рассогласованности установки и деятельности, что наблюдается во всех сферах жизнедеятельности и далеко не всегда имеет отрицательные последствия. Об элементах патологии можно судить только исходя из содержания эротических фантазий, оценивая их источник, силу воздействия и многие другие конкретные условия. В том, что содержание эротических образов и объективирующего их поведения продиктовано в конечном счете психофизиологическими потребностями индивида, имеется известная доля истины. Так, гормональные сдвиги в период полового созревания стимулируют, по-видимому, эротическое воображение подростка, как бы его ни воспитывать, однако, вследствие того, что сексуальное поведение человека социально-знаковое, уже само разграничение «эротических» и «неэротических» стимулов правомерно лишь в рамках определенной знаковой системы и конкретной ситуации, считает И. Кон.

Относительность соотношений «сексуальных» и «несексуальных» моментов бытия видна на примере такой идеологически острой проблемы, как секс и агрессия. О психологической связи этих явлений известно давно. По 3. Фрейду, сексуальность большинства мужчин содержит в себе примесь агрессии, желания подчинять: садизм — обособление и гипертрофия агрессивного компонента, свойственного нормальной сексуальности. Хотя 3. Фрейд разграничивает либидо и агрессивность, то и другое относятся к «Оно», — бессознательны. Связь секса и агрессии подтверждена и экспериментально: эндокринологи показали, что агрессивное поведение самцов и их сексуальная активность обусловлены влиянием одних и тех же андрогенов, а психологи — что выраженные компоненты агрессивности присутствуют в эротических фантазиях, а отчасти и в сексуальном поведении мужчин.

Секс и агрессия — разные инстинктивные влечения (Эрос и Танатос, по 3. Фрейду), подавление либидо должно вызывать фрустрацию и как средство ее снятия — усиление агрессивных импульсов. По этой логике порнография (какой бы она ни была разнузданной), которая «разряжает» это напряжение, не только не способствует росту насилия в обществе, но является чуть ли не средством психотерапии. И, наоборот, если сама сексуальность содержит в себе агрессию, то любая либерализация половой морали будет вызывать рост насилия в обществе, замечает И.Кон, и с этой точки зрения порнография — едва ли не главная причина роста преступности, насильственных действий и т.п.

Как всегда в подобных «глобальных» теориях, для подтверждения противоположных точек зрения используются одни и те же факты. В действительности же неверна уже сама постановка вопроса, поскольку ни секс, ни агрессия не являются однозначными и монолитными, считает И. Кон. Понятие «агрессии» имеет смысл лишь в контексте определенного взаимодействия: она всегда направлена против кого-то и характеризует не столько личность, сколько межличностное отношение.

Так называемое агрессивное поведение включает в себя два совершенно разных класса действий: условную, инструментальную агрессию, связанную с самоутверждением, например в мальчишеской возне, и враждебную агрессию, направленную на подавление или причинение вреда противнику. Эрекция может возникать во время возни, в силовой борьбе подростков, но никогда — в настоящей драке. Условная агрессия и половое возбуждение, по-видимому, взаимодействуют синергически у людей, как и у некоторых животных, взаимно усиливая, а иногда даже переходя одно в другое, тогда как враждебная агрессия и половое возбуждение большей частью антагонистичны: один импульс вызывает торможение другого.

Эта закономерность существует и в восприятии людьми эротики, замечает И. Кон, обращая внимание на следующее высказывание Л. Толстого:

«Когда мальчик шестнадцати лет читает сцену насильствования героини романа, это не возбуждает в нем чувства негодования, он не ставит себя на место несчастной, но невольно переносится в роль соблазнителя и наслаждается чувством сладострастия» (Толстой Л. Н. Дневники. — Собр. соч. в 20 томах. — М., 1965, т. 19, с. 59).

Сцены сексуального насилия вызывают у большинства людей половое возбуждение, причем мужчины чаще идентифицируются с насильниками, а женщины — с жертвами. Половая (сексуальная) роль оказывается сильнее сознательных моральных принципов, однако в эротике предполагается, что насилие только средство сексуального контакта, в результате которого жертва в конечном итоге испытывает удовольствие, — насилие выглядит условным, а насильник — «соблазнителем». Если в видеосюжете жертва испытывает только страдание, то и зрители, как правило, испытывают в конечном итоге отрицательные эмоции.

Вопрос о взаимосвязи сексуальности и агрессии выводит нас на гораздо более общую проблему — значение так называемых когнитивных (познавательных) компонентов эмоций. И половое возбуждение, и слепая ярость, толкающая на убийство, кажутся совершенно импульсивными, безотчетными, однако, эмоциональная реакция возникает на стимул, а расшифровка этого стимула — когнитивный, познавательный процесс, хотя сам человек может этого не сознавать.

Даже такой, казалось бы, чисто физиологический процесс, как половое возбуждение, подчеркивает далее И. Кон (1988), включает серию познавательных операций:

восприятие каких-то внутренних и внешних стимулов, ассоциирующихся с возбуждением:

оценка их в качестве эротических; определение источника возбуждения;

напраатение своих эротических реакций в соответствии с их силой и оценкой ситуации; оценка своих возможностей;

та или иная реакция на ожидания других людей и т.д.

Взрослому человеку многое кажется простым и самоочевидным, он не ломает голову над тем, какое прикосновение или взгляд имеет эротическое значение, а какое — нет. Однако это результат опыта и научения.

У подростка могут быть выраженные эрекции, но они не имеют для него эротического значения, пока ему кто-либо это не объяснит или он сам не догадается, глядя на других. Знание — необходимая предпосылка сознательного управления и самоконтроля.

В ходе научения индивид усваивает общий для всех людей физиологический сексуальный код, например расположение и способы стимуляции эрогенных зон, эротический код, специфический для его культуры (язык жестов, ритуал ухаживания и т.п.). Он вырабатывает, на этой основе собственный язык эротической коммуникации (словом, взглядом, жестом, прикосновением) с учетом индивидуальных особенностей своих и партнера. Каждая пара и каждый индивид чем-то отличаются в этом отношении от всех остальных, тем не менее здесь действуют законы социальной психологии, на основе которых, хотя и не осознавая их, люди знакомятся, составляют мнение друг о друге, сближаются, привязываются и адаптируются друг к другу или, напротив, расходятся.

Сексуальное поведение радикально меняется в зависимости от своего смысла для индивида, от того, какие именно потребности оно удовлетворяет. По И.Кону (1988), та же интимная близость может быть:

 

1.         Средством релаксации, разрядки по

лового    напряжения:    это    элементарная

форма сексуального удовлетворения, когда

акцент делается на физиологических по

требностях субъекта, а качества партнера

почти безразличны (можно обойтись даже

мастурбацией).

2.         Средством деторождения,   прокреа-

ции, — когда важен не столько процесс,

сколько его конечный результат. В чистом

виде этот тип мотивации выступает в динас

тическом браке монарха, нуждающегося в на

следнике, или в поведении одинокой жен-

шины, которая сознательно использует муж

чину, чтобы приобрести ребенка. Эротичес

кие соображения играют здесь ничтожную

роль, зато очень важны социальные или при

родные качества «производителя».

3.         Средством рекреации, чувственного

наслаждения, выступающего как самоцель.

Рекреативная мотивация оттеняет игровые

аспекты секса, при этом наибольшее зна

чение придается новизне и разнообразию

эротической техники. Психологическая ин

тимность при этом необязательна, сексуаль

ное удовлетворение партнера входит в «пра

вила игры» лишь как средство увеличить

собственное удовольствие.

4.         Средством познания, удовлетворением

полового любопытства. В каком-то смысле

половая близость — всегда познание, однако

этот мотив может быть и самостоятельно до

минирующим. Особенно характерен он для

подростков, обуреваемых вопросом: «А как

это вообще бывает?» У взрослых вопрос кон

кретизируется: «Что представляет собой дан

ный человек в сексуальной плане?» В любом

случае партнер выступает прежде всего как

объект познания.

5.         Средством коммуникации, когда по

ловая близость выступает моментом психо

логической интимности, выхода из одино

чества, слияния двоих в единое целое. Это

самый сложный вид отношений, куда пере

численные выше мотивы сходят как подчи

ненные    компоненты.    Коммуникативная

сексуальность   предполагает   высочайшую

степень индивидуальной избирательности,

именно  она  и  подразумевается  обычно,

когда говорят о половой любви.

6.         Средством сексуального самоутверж

дения, когда на первый план выступает по

требность индивида проверить или доказать

самому себе и другим, что он может при

влекать, нравиться, сексуально удовлетво

рять. Этот мотив исключительно важен для

подростков, а у взрослых гипертрофия его

обычно связана с чувством тревоги и не

уверенности в себе.

7.         Средством достижения каких-то вне-

сексуальных целей, например, материаль

ных выгод (брак по расчету) или Повышения

своего социально-психологического статуса

и престижа в глазах окружающих. Так, бли

зость с красивой женщиной увеличивает

престиж мужчины, а наличие поклонников

повышает статус женщины. В любом случае

здесь преобладает ориентация на какие-то

безличные социальные ценности и на мне

ние окружающих.

8.         Средством поддержания определенно

го ритуала или привычки. Например, суп

ружеские поцелуи часто не имеют эроти

ческого смысла, но подчеркивают устойчи

вость, стабильность их отношений.

9.         Средством   компенсации,    замены

каких-то других, недостающих, форм дея

тельности или  способов  эмоционального

удовлетворения. Так навязчивая мастурба

ция у подростков или донжуанизм у взрос

лых часто служат компенсацией бедности

эмоциональной   жизни.   Типичная   черта

компенсаторной сексуальности — ее вы

нужденный, компульсивный характер и по

стоянная неудовлетворенность субъекта ее

результатами. Как и в случаях прочих форм

компенсаторного поведения, главное — по

нять, что именно индивид старается ком

пенсировать сознательно или бессознатель

но:  восполнить дефицит эмоционального

тепла, заглушить какие-то агрессивные им

пульсы и т.п.

 

Понять личностный смысл того или иного действия только на основе поведенческих индикаторов невозможно: каждый из этих мотивационных синдромов относительно автономен, а в зависимости от него меняется даже последовательность психосексуальных реакций.

Например, релаксационная модель (см.п.1) предполагает, что физиологическое половое возбуждение предшествует эротическому воображению, а рекреационная модель (см.п.З) — обратную последовательность, но фактически разные мотивы большей частью переплетаются, затрудняя определение доминирующего. Кроме того, в ходе развития психосексуального контакта (и тем более длительного межличностного отношения), один мотив может перерастать в другой, изменяя тем самым природу этого отношения как целого (так, например, флирт перерастает в серьезное увлечение).

Наконец, эти мотивы зачастую не осознаются, а полностью не осознаются вообще никогда. Недаром в психологии сексуальности особенно широко применяются теория защитных механизмов (реакций) З.Фрейда и ее различные современные модификации.

 

Связь индивидуального сексуального «сценария» с ценностными ориентациями культуры и ее отношением к сексуальности яснее всего проявляется в таких механизмах морального контроля, как чувства стыда и вины, замечает далее И.Кон.

Хотя психологическое и культурологическое содержание этих понятий и их соотношение достаточно проблематичны, они всегда присутствуют в сексуальной сфере. Стыд ограничивает внешние проявления сексуальности, которые могут быть осуждены окружающими, вина же распространяется и на самые интимные, внутренние переживания. Развитость сексуального стыда и вины зависит прежде всего от характера культуры: чем настороженнее отношение к сексуальности, тем сильнее будут у членов общества чувства, тормозящие ее проявления. Однако существуют значительные индивидуальные вариации.

Развитое чувство «сексуальной вины» сильно затрудняет вербализацию (словесное выражение) эротических переживаний, может снижать половое возбуждение. Избыток «сексуальной вины», обычно сочетаясь с общей эмоциональной скованностью, отрицательно влияет на сексуальность и может полностью парализовать ее. И, наоборот, отсутствие такого контрольного механизма нередко ведет к распущенности в половых отношениях. Так что требуется какое-то равновесие.

Эротическое воображение — нормальный и необходимый аспект человеческой сексуальности, но его содержание не является этически нейтральным. Сторонники терпимого отношения к порнографии, среди которых немало ученых, ссылаются прежде всего на неэффективность запретов, лишь усиливающих притягательность эротических материалов и повышающих их рыночную цену. Трудности представляет уже определение «порнографии» и «непристойности».

Существует довольно приблизительное определение: порнографией называется то, что рассчитано на стимулирование полового возбуждения. Возникает вопрос, замечает И.Кон: оцениваем мы намерения автора или эффект, вызываемый произведением? Объективная, тем более юридическая оценка намерений крайне затруднительна, эффект же зависит от особенностей восприятия: двенадцатилетнего подростка даже рассказ о тычинках и пестиках вгоняет в краску.

Нормы пристойности, продолжает И.Кон, тесно связаны с характерным для культуры «телесным каноном». Как отличить порнографию от эротического искусства? Проблема эротического искусства весьма сложна и «лобовые» приемы здесь «не работают». В изобразительном искусстве и литературе уровень эротизма еще можно кое-как определить предметно, — по содержанию изображения. Но и это весьма условно, — в искусстве важно не что, а как изображается.

Под влиянием эротических сновидений у женщин может произойти оргазм во сне. Существовало мнение, что поллюции, — скопление спермы при полном или временном отсутствии нормальной половой жизни, — бывают только у мужчин, а у женщин поллюций не бывает.

В случае оргазма действительно происходят перистальтические сокращения мышечных волокон труб матки с выделением слизи, и первые сведения о женских поллюциях относятся еще к прошлому столетию.

Считалось также, что поллюции с оргазмом — удел в основном молодых вдов, жен импотентных мужей, а у девственниц, никогда не переживавших оргазма, их нет. Если девушка видит эротические сновидения с оргазмом, говорили, что она либо «полудева», либо мастурбантка. Это мнение полностью опровергается: у женщин и девушек достоверно выявили эротические сновидения с оргазмом, причем это часто наблюдалось и у девственниц.

В 1960 году К.Имелинский (Польша) опубликовал результаты анкеты, проведенной среди студенток и учениц последнего класса средней школы: 33,2% всех обследованных (каждая третья) имели ночные поллюции с эротическими сновидениями.

Спорадические женские поллюции — довольно частое и вполне нормальное явление. Чрезмерная же частота поллюций, впервые описанная В.И.Здравомысловым в 1930 году, является уже заболеванием, сказывающимся как на нервном, так и на соматическом состоянии женщины.

По наблюдениям З.В.Рожановской (1972), обследовавшей 400 женщин в возрасте от 20 до 50 лет, живущих относительно регулярной половой жизнью не менее 1 года, у 50,5% пациенток были такие сновидения, причем у 43,5% из них (т.е. у 22% всех опрошенных) эти сновидения оканчивались оргазмом, а у 14 из 78 никогда не получавших оргазм при половой жизни, эти ночные поллюции были единственным источником переживания оргазма.

З.Е.Анисимова с соавторами (1985) сообщает о следующих случаях чрезмерных поллюций, которые отрицательно сказывались на общем состоянии, вызывая упорную бессонницу, нервное состояние, раздражительность, плаксивость, головные боли, ухудшение памяти, запоры, потерю аппетита и почти всегда резкое похудание. Спорадические или систематические, но нечастые (физиологические) поллюции встречаются гораздо чаще, но именно случаи чрезмерных поллюций отражаются на здоровье.

 

Женщина 28 лет, служащая. Вышла замуж в 19 лет, жила довольно интенсивной и полноценной половой жизнью. Имела две беременности: первая закончилась нормальными родами, вторая — искусственным абортом. За 4 года до обращения развелась с мужем, живет с девятилетним сыном. Случайных связей нет, стесняется подрастающего сына. Через несколько месяцев после развода резко повысилось либидо и начались ночные поллюции, которые с каждым месяцем становились все чаще. Развилась упорная бессонница, поллюции — почти каждую ночь, по нескольку раз. Появились боли в молочных железах, в глубине эпигастральной области (солнечное сплетение) и в спине. При гинекологическом исследовании — норма. Больная похудела, развилась общая слабость, появились подергивания глаз и рук, ослабела память, снизилась работоспособность. Сухожильные рефлексы повышены до клонусов. Полное отсутствие глоточного и конъюнктивного рефлексов. Стойкий и резкий красный дермографизм. Бромкамфара эффекта не дала. Поллюции прекратились после нескольких сеансов гипносуггестивной терапии в довольно глубоком внушенном сне, нормализовался сон. С каждым сеансом чувствует себя все лучше. Полностью восстановилась работоспособность. Боли в спине, эпигастральной области и молочных железах полностью ликвидированы. Результат стойкий.

В данном случае чрезмерные поллюции у женщины с нормальным либидо развились в связи с прекращением половой жизни. В некоторых случаях поллюции бывают при совершенно индифферентном соитии (коитусе) и как бы компенсируют его, а с началом полноценного коитуса они ликвидируются.

Поллюции происходящие во сне у женщин, так же как и у мужчин, сопровождаются сладострастными сновидениями: женщины обычно видят во сне коитус со знакомыми и незнакомыми мужчинами, часто с близкими родственниками (брат, отец, сын). Из животных, которых женщины видят во сне во время поллюций, наиболее часто фигурирует медведь.

Другой пример. Замужняя женщина 42 лет, менструирует с 13 лет. Первый раз вышла замуж в 16 лет за молодого инженера 23 лет. Жила интенсивной половой жизнью, но была к ней совершенно индифферентна. Первый оргазм испытала при половом сношении во время беременности, в 19 лет. Родила девочку. В дальнейшем в течение 15 лет не было ни одного оргазма при коитусе, хотя имела 6 беременностей, закончившихся абортами. Всю жизнь искала человека, который мог бы ее удовлетворить, имела для этого четыре побочные связи, но без эффекта. В 34 года овдовела, но вскоре снова вышла замуж. У мужа потенция слабая. Коитус стал приятен ей, но она «не успевает» иметь оргазм. Сообщила, что с оргазмом знакома с самого начала половой жизни (с 16 лет), но только во сне. Регулярно, один раз в месяц, накануне менструации она видит во сне коитус с крупным зверем (главным образом с медведем, иногда со слоном). В начале она всегда «спасается, убегает», но он ее догоняет, и она «отдается с упоением». По сну всегда безошибочно узнает, что на следующий день начнутся менструации.

Получила 5 сеансов гипноза на курорте с грязелечением. Назначена гимнастика мышц промежности, для мужа выписан рецепт на 10% анестезиновую мазь. Позже сообщила, что и ей и мужу все очень хорошо помогло, она наконец стала иметь оргазм и наяву.

 

Эротические фантазии наяву — сексуальные образы служат стимулом к мастурбации (онанизму). Половая жизнь для ее осуществления требует наличия двух партнеров (в нормальном, гетеросексуальном варианте — лиц различного пола). Онанизм же представляет собою достижение оргазма самостоятельно, без полового контакта с другим лицом, с помощью искусственных приемов и средств.

Онанизм, как мужчин, так и женщин, ранее считали крайне вредным и часто дающим непоправимые осложнения. Это мнение в значительной мере опровергнуто, и в некоторых случаях онанизм даже считают целесообразным, так как он дает необходимую разрядку при длительном половом воздержании. Согласно С.Шнаблю (1972) до 90% мужчин и 42% женщин прибегали к онанизму, при этом мужчины начинали онанировать в юном возрасте, а у женщин начало его не зависело от возраста.

Если здоровая женщина, временно не живущая половой жизнью, изредка мастурбирует, то это обычно не нарушает ее общего состояния, и она к врачу не обращается. Такая спорадическая (викарная) мастурбация наиболее распространена. По данным Шнабля, 25% женщин, начавших онанировать до интимных связей, продолжали и позже, наряду с нормальным коитусом, особенно если не получали от него удовлетворения. Склонные к мастурбации женщины, имели большее количество половых партнеров.

Согласно З.Е.Анисимовой с соавторами (1985), если женщина мастурбирует от 1 раза в месяц до 2—3 раз в неделю в качестве (суррогата) половой жизни — это физиологическое явление, если онанирует по нескольку раз в день — это уже чрезмерная мастурбация, требующая врачебного вмешательства.

Приведем здесь ставшие хрестоматийными клинические случаи по Здравомыслову В.И., Анисимовой З.Е. и Либиху С.С. (1985).

Следующий пример относится к детскому возрасту. Девочка 7,5 лет, живет с родственницей в одной комнате. С 2 лет ежедневно, по нескольку раз в день занимается онанизмом, раздражая пальцем клитор. Женщина рассказала, что однажды она взяла ее на ночь к себе в кровать, чтобы не дать ей мастурбировать, но среди ночи девочка стала тереть своей ручкой ее половые органы. Проведен сеанс гипнотического внушения с приказанием «не трогать рукой внизу». Через 2 недели девочку привели снова. Мастурбирует значительно меньше. Проведен второй сеанс внушения. Родственница девочки обещала, что если что-нибудь заметит, то приведет ее снова, но больше не явилась. Эффект зарегистрирован частичный, хотя, возможно, был и полный.

Другой пример. Школьница, 16 лет. Мастурбирует с 10 лет, с тех пор как заметила резкий рост молочных желез. Молочные железы как у взрослой женщины, молозива нет. Менструирует с 13 лет с небольшим недомоганием. Половые органы развиты нормально. Девственная плева цела, но пропускает палец. Девушка по предписанию врача женской консультации принимала монобромистую камфару, но без результатов. Учится в 9-м классе «так себе». Обратилась за помощью: из-за мастурбации «нет усидчивости», отмечает ухудшение памяти, постоянно плохое настроение. При гипнотизации получен очень глубокий сомнамбулический сон. Сделано внушение хорошего настроения, спокойного состояния, отсутствия возбуждения и желания онанировать, улучшения памяти, стремления «стать отличницей». Девушка перестала мастурбировать после нескольких сеансов, отметила значительное улучшение памяти и настроения. Всего получила 8 сеансов с глубиной сна, равной сомнамбулизму, после чего не мастурбирует и нет желания, память стала отличной, отметки в школе улучшились.

Следующий пример. Замужняя женщина 24 лет. В 12 лет, когда увидела кроликов-во время коитуса, у нее появилось сильное половое желание. Больная стала мастурбировать, с каждым днем все чаще. В 18 лет вышла замуж, но вскоре разошлась из-за измены мужа. С 21 года во втором браке. Имела один аборт за 1,5 до обращения. Половое возбуждение настолько сильно, что «бывает потеря сознания на несколько минут». Больная живет с мужем интенсивной половой жизныо и, несмотря на это, мастурбирует до 10—15 раз в сутки (трет клитор). После семи сеансов внушения в состоянии гипотаксии стала значительно спокойнее, перестала плакать, живет нормальной половой жизнью, мастурбировать перестала, «не тянет». Результатом лечения очень довольна.

Еще один пример. Женщина 38 лет, рабочая. Резкое истощение. Верхушечный туберкулезный процесс в легких, выраженный системный сердечно-сосудистый невроз. Со стороны нервной системы: дрожание рук, резкое, до судорог, повышение сухожильных рефлексов, отсутствие глоточного и корнеального рефлексов, резкий красный дермографизм. Менструирует с 13 лет, через 1 месяц, по 3 дня без болей, имела 4 аборта.

Девочкой 8 лет, под влиянием подруги, стала заниматься онанизмом, дойдя очень скоро до 4—5 раз в день. Не помнит ни одного дня без мастурбации. Особенно сильное влечение к онанизму отмечает во время регул. В 29 лет вышла замуж. Думала, что с началом половой жизни перестанет мастурбировать, но надежды не оправдались, и, живя с мужем нормальной половой жизнью, сразу же после коитуса, даже доставившего ей полное удовлетворение, каждый раз тут же, при муже, достигала нескольких оргазмов при помощи мастурбации. Не может отказаться от этой привычки. Чувствует, как «расшатывается нервная система» и «усиливается худоба». К врачам не обращалась из-за стыда. За последнее время состояние здоровья резко ухудшилось, и больная решила во что бы то ни стало вылечиться. Получила 8 сеансов внушения в гипнотическом состоянии. Перестала мастурбировать после второго сеанса. Сон спокойный. К мастурбации не тянет. Дрожание рук прекратилось.

Через несколько месяцев после психотерапии считает себя здоровой, к онанизму чувствует отвращение.

А вот пример пожилого возраста. 65 лет, пианистка. Климактерическая нимфомани-ческая мастурбация. Менструировала с 11 до 50 лет. Была замужем три раза, похоронила всех трех мужей.

Во время болезни последнего супруга развился тяжелейший климактерический синдром с многочисленными жалобами. С гинекологической стороны: сильнейший зуд наружных половых органов (без явлений крауроза), резко повышенное либидо, вызывающее усиленную мастурбацию. После получения оргазма состояние ухудшается еще больше. Считает свое поведение аморальным, тяжело переживает его, в связи в чем появились частые суицидальные мысли. Дважды проходила курс лечения в стационаре. Несмотря на назначение снотворных, просыпается до 10—15 раз за ночь. Бросила работу по специальности, перестала читать.

Курс гипносуггестивной терапии значительно облегчил многочисленные климактерические жалобы, снял зуд и уменьшил либидо, женщина прекратила мастурбировать.

Необходимо отметить, что, в отличие от мужского онанизма, у женщин толчком к мастурбации иногда является зуд наружных половых органов, вызванный одной из трех причин:

острицы, заползающие из заднего прохода в вульву;

диабет — моча, содержащая сахар, вызывает зуд вульвы (часто зуд половых органов является первым симптомом диабета);

трихомониаз.

Поэтому каждая женщина с зудом вульвы должна быть обследована в этих трех направлениях. Способы мастурбации многообразны. В большинстве случаев женщины для онанизма используют digitus im-pudians — «неприличный палец» (второй палец руки), которым либо трут клитор, либо вводят его во влагалище.

Иногда палец заменяется каким-нибудь продолговатым предметом различной толщины: девственницы пользуются им, вводя либо через отверстие в девственной плеве во влагалище, либо в уретру, женщины используют даже сосиски, сардельки, бананы. В соответствующих магазинах можно купить искусственный пенис, полностью имитирующий настоящий.

И девушки и женщины могут достигать оргазма подергиванием за малые половые губы, которые от частого применения этой процедуры значительно удлиняются, что выявляется при гинекологическом осмотре. Но часто женщины во время онанизма вообще не дотрагиваются руками до половых органов, а просто ритмично сжимают ноги, они могут достигать оргазма при езде на велосипеде или верхом на лошади. Сильный онанистический оргазм достигается с помощью воздействия на клитор струи воды (душ) подходящей температуры.

Различают клинические типы онанизма у женщин:

ранний детский (начинается в 5—8 лет, большей частью под влиянием сверстниц или девочек несколько старшего возраста; дело до оргазма обычно не доходит);

пубертатный онанизм (развивается с появлением вторичных половых признаков: растительности на лобке, увеличением молочных желез; часто совпадает с началом менструаций, иногда несколько раньше или позже);

онанизм созревшей, еще не вышедшей замуж девушки 16—20 лет (школьницы старших классов, студентки);

заместительный онанизм (вдов, разведенных женщин, имеющих длительный перерыв в половой жизни и пр.);

онанизм климактерический.

Имеются и случаи такого раннего онанизма, когда о подражании и совращении речи быть не может.

Обычно чрезмерная мастурбация развивается на фоне нимфомании — повышенного либидо (полового влечения) патологического характера. В большинстве случаев, как отмечают специалисты, к чрезмерной мастурбации или к половым извращениям (перверсиям), — в основном, к скотоложеству, трибадии, — ведет климактерическая нимфомания.

Как известно, после установления менопаузы у большинства женщин либидо угасает или уменьшается. Однако не так уж редко оно остается примерно на прежнем уровне, а в ряде случаев даже резко возрастает. Так проявляются климактерическая и постклимактерическая нимфомании.

Повышение полового влечения в таком возрасте переносится крайне тяжело: ведь замужние женщины обычно имеют пожилых мужей со сниженной потенцией, а незамужние (старые девы, разведенные, вдовы), потеряв свою привлекательность, часто не могут рассчитывать на удовлетворение своих желаний. З.ЕАнисимова с соавторами (1985) описала следующие типичные случаи старческой нимфомании.

Женщина 80 лет, замуж вышла в 18 лет, вскоре же Имела двое родов, окончившихся мертворождениями (причины не знает). Беременностей больше не было, взяла на воспитание девочку, теперь имеет двоих внуков. По словам больной, с мужем жила хорошо, половая жизнь была нормальна. Последние 20 лет половой жизнью не живет («муж не может, и у самой давно потребности нет»), чувствовала себя совершенно спокойной. А за полгода до обращения, когда она приехала на прием со своим 80-летним мужем, появились постоянные (днем и ночью) «женские желания».

Возбуждается особенно сильно по утрам и при виде молодых людей. Развилась бессонница. Уже не может ходить в церковь, так как иконы «молодого бога» вызывают резкое половое возбуждение — хочется «грешить с ним», молитвы не помогают. Начался сильнейший зуд наружных половых органов. При осмотре: наружные половые органы в состоянии старческой атрофии, но крауроза нет; вся вульва в глубоких расчесах. При внутреннем исследовании: матка очень маленькая, придатки не определяются, параметрии свободны.

 Проведен сеанс внушения в поверхностном гипнотическом сне. Внушались спокойное состояние, хороший сон, прекращение зуда, возбуждения и «дурных» мыслей. Через 2 месяца — второй сеанс с теми же внушениями. Через 2 недели отмечает значительное улучшение самочувствия, стала спать, возбуждение снижено, «дурных мыслей» меньше, «на Бога грешить перестала», в церковь ходит спокойно. Зуд беспокоит значительно меньше, расчесы подживают. Проведен третий сеанс внушения, после которого она больше не обращалась. Зарегистрирован хороший, хотя и частичный эффект.

В другом случае женщина 76 лет обратилась с жалобами на изнуряющее половое желание в течение последних трех лет. Замужем с 21 года. В анамнезе одни роды, закончившиеся мертворождением. С мужем прожила всю жизнь достаточно благополучно, половая жизнь без особенностей. Но за 3 года до обращения оказалась случайной свидетельницей полового акта приехавших в гости родственников-молодоженов. С тех пор возникло стойкое половое возбуждение, которое, по словам больной, «не дает покоя ни днем, ни ночью». На прием она пришла вместе с супругом и умоляла спасти от этой «напасти».

После трех сеансов внушения в поверхностном гипнотическом сне, на фоне приема в течение двух недель монобромистой камфары, половое возбуждение исчезло, сон нормализовался. В последующие годы больная дважды обращалась с рецидивами, возникавшими на фоне сильных эмоциональных потрясений (смерть близких). Оба раза обострения купировались теми же методами.

Различаются нимфомания в климаксе и менопаузе, и нимфомания молодых.

Конечно столь позднее возникновение старческой нимфомании, как описанные выше случаи, — явление крайне редкое. Обычно климактерическая нимфомания начинается одновременно с началом климакса или через несколько лет менопаузы, но иногда может начаться и в предклимактерическом периоде. А нелеченная климактерическая нимфомания может продолжаться до глубокой старости. Так же и нимфомания молодых женщин, продолжаясь годами, может со временем перейти в климатерическую.

При нимфомании молодые женщины с повышенным либидо в большинстве случаев считают себя «темпераментными». Считая «женским достоинством», «положительным качеством женщины» свое сексуальное влечение, они обращаются к врачу только в случаях, если повышение либидо становится чрезмерным, и когда подобное состояние представляется «безнравственным» или «греховным».

В большинстве случаев, если повышение либидо только начинает беспокоить больную, бывает достаточно назначения внутрь бромкамфары (до 2—3 г в сутки). Курс психотерапии показан тем, у которых повышение либидо бывает настолько чрезмерным, что отравляет существование. Приведем пример тяжелой нимфомании (по З.Е.Ани-симовой с соавторами, 1985), когда психотерапия оказала выраженный эффект.

Женщина 26 лет. Обратилась к врачу, придя с мужем, который рассказал следующее: «Мы женаты 1,5 года. С самого начала половая жизнь была очень интенсивной, но я устал уже от «медового месяца»: супружеские обязанности мне приходилось исполнять каждый день, так как у жены желание становилось с каждым днем все сильнее. Все товарищи после выходного дня приходят на работу отдохнувшие, свежие, а я... Жена в субботу встречает меня у предприятия, приходим домой, она запирает квартиру на ключ, выключает телефон, раздевает меня, запирает костюм в шкаф и не отпускает до утра понедельника. В результате я начинаю неделю разбитым, слабым, с головной болью. Потом стало еще хуже: она стала приходить на работу и требовать полового акта в служебном кабинете. Чтобы не спорить, я иногда соглашался. Если же я был занят, то жена шла на автобусную остановку, брала первого попавшегося мужчину и приводила его в нашу постель. Это ужасно! Но я ее люблю и понимаю, что это тяжелое заболевание, а не распущенность. Помогите нам сохранить семью!» Сама больная полностью подтвердила слова мужа: «Я люблю его, сознаю аморальность моего поведения, но ничего не могу с собой сделать. Это постоянное возбуждение выше моих сил!».

Гинекологический осмотр показал — норма. Психотерапия в глубоком гипнотическом состоянии дала стойкий эффект. Возбуждение прошло, наладилась нормальная половая жизнь, семья была сохранена. Через 1,5 года у больной была удалена киста правого яичника. При гистологическом исследовании диагностирована гормонально-активная опухоль, которая, очевидно, еще не определяясь пальпаторно, уже оказывала такой мощный возбуждающий эффект. Примечательно, что, несмотря на присутствие такое опухоли, психотерапия дала стойкий эффект.

А вот другой пример. Женщина менструирует с 12 лет. В истории болезни «девичьи меналгии» с резкой болью в анусе. До 32 лет жила совершенно спокойно, но однажды на танцах почувствовала настолько сильное половое возбуждение, что ей стало дурно, и с тех пор — день и ночь постоянное возбуждение, развилась бессонница. Врачи сказали, что надо «скоропалительно выходить замуж, иначе сойдете с ума». Вышла замуж, но возбуждение стало беспокоить еще больше. Была направлена в психиатрическую клинику с диагнозом: под вопросом шизофрения, реактивный невроз. Из клиники убежала. За 4 года до обращения была произведена операция удаления кисты яичника, после которой появились фантомные боли и запоры. Первичное бесплодие. Несмотря на постоянное половое возбуждение и интенсивную половую жизнь, оргазм получает редко (1—2 оргазма на 10 сношений). После коитуса, независимо от получения оргазма, сразу успокаивается и засыпает.

В результате психотерапии в состоянии глубокого гипнотического сна фантомные боли почти перестали беспокоить. Менструирует безболезненно. Наладился ежедневный стул по утрам. Сон и самочувствие хорошие. Постоянное половое возбуждение ликвидировано. Приступы сильного возбуждения бывают редко и только из-за какой-нибудь неприятности. Больная считает себя «спасенной». Зарегистрирован значительный эффект.

Третий пример. Женщина 42 лет, менструирует нормально с 12 лет, замужем с 20 лет. Три года половая жизнь была нормальной, родила сына. После смерти мужа появилось сильное половое возбуждение (особенно после какой-нибудь неприятности), больная начала мастурбировать. Время от времени заводила «друга», но через некоторое время он «сбегал», так как она его мучила, требуя каждый час близости. Год назад пережила психическую травму — сына судили за воровство, и нимфомания стала «прямо ужасной». На работе часто щиплет себя, кусает губы, чтобы отвлечься, но снова сдвигает ноги, получает оргазм, а через 1—2 часа все повторяется снова.

После курса гипносуггестивной терапии — поллюций нет, прекратила мастурбировать, возбуждение хотя и значительно меньше, но еще бывает. Больная значительно спокойнее.

Известны случаи неадекватного полового возбуждения, когда на женщину возбуждающе действуют отрицательные эмоции. Так, в одном из сообщений, в пяти случаях нимфомании различной этиологии трое из больных были молодые женщины, одна в менопаузе, и у одной пациентки начинался климакс. При этом в трех случаях заболевание обусловливалось поражением нейро-гуморальной составляющей (в частности, в двух случаях была обнаружена опухоль гипофиза), в одном — поражением психики и еще в одном — поражением парацент-ральных долек.

Нимфомания рассматривается как синдром, имеющий место при различных эндокринных, органических неврологических и психических заболеваниях. В некоторых случаях нимфомания является одним из симптомов шизофрении, маниакально-депрессивного психоза и органических поражений диэнцефальной области. Во всех случаях необходимо лечение у психиатра, невропатолога или нейрохирурга.

   

На главную

 

Rambler's Top100