Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Журнал «Твоё здоровье»


Издательство Знание 4/1996

 

Половое влечение и невроз

 

 

Обобщим здесь все вышеизложенное. Мы начали свой экскурс в теорию либидо с отклонений полового влечения в отношении его объекта и цели. И закономерно возник вопрос: являются ли эти отклонения следствием врожденного предрасположения или жизненных влияний?

Ответ на этот вопрос вытекает из психоаналитического взгляда на особенности полового влечения у психоневротиков — многочисленной и недалеко отстоящей от здоровых группы людей. Подход такой основан на психоаналитическом исследовании. Так, мы нашли, что у этих лиц можно доказать склонность ко всем перверсиям (извращениям). Это бессознательная сила, проявляющаяся в образовании симптомов так, что невроз представляет собой как бы негатив перверсии.

Ввиду известного теперь широкого распространения склонности к перверсии мы вынуждены встать на ту точку зрения, что предрасположение к ней составляет нечто общее, изначальное, возникающее вследствие органических изменений и психических задержек в детском возрасте. Таково предрасположение, из которого в течение периода созревания обычно развивается нормальное сексуальное поведение.

Среди сил, ограничивающих проявления сексуального влечения, подчеркиваем, стыд, отвращение, сострадание и социальные конструкции морали и авторитета. Таким образом, в каждом зафиксированном отклонении от нормальной сексуальной жизни надо искать задержку в развитии и инфантилизм.

Значение вариаций изначального предрасположения были выдвинуты на первый план, а между ними и жизненными влияниями допущены соотношения не противоположности, а кооперации. С другой стороны, казалось, что так как изначальное предрасположение должно было быть комплексным, то само половое влечение представляется чем-то, состоящим из многих факторов, распадающихся в перверсиях на свои компоненты.

Таким образом перверсии представляются, с одной стороны, задержками и диссоциациями нормального развития, с другой стороны. Оба взгляда сходились в предположении, что половое влечение взрослого образуется благодаря соединению многих душевных движений детской жизни в единство — в одно стремление с одной-единственной целью.

Прибавилось еще и объяснение явлению преобладания перверсных наклонностей у психоневротиков. Эти наклонности рассматриваются как ответвленное наполнение побочных путей при преграждении главного русла течения, что происходит благодаря «вытеснению».

Это относится не только к возникающему в неврозе «негативу» (склонностей к перверсии), но также и к положительным, называемым собственно перверсиями. Эти последние объясняются, следовательно, не только фиксацией инфантильных наклонностей, но и регрессией к ним вследствие преграждения других путей сексуального развития. Так что и положительные перверсии доступны психоаналитической терапии.

Затем мы обратились к рассмотрению сексуальной жизни ребенка и высказали сожаление по поводу того, что детскому возрасту отказывают в половом влечении, а часто наблюдаемые сексуальные проявления ребенка описывают как явления исключительные.

С точки зрения психоанализа ребенок появляется на свет с зародышем сексуальной деятельности, и уже при приеме пищи получает сексуальное удовлетворение, которое старается постоянно снова испытать посредством хорошо известных актов сосания. Но сексуальная деятельность ребенка развивается не наравне с другими его функциями, а регрессирует после короткого периода расцвета во время так называемого латентного (скрытого) периода от 2 до 5 лет.

Между тем продукция сексуального возбуждения в это время не прекращается, а продолжается и дает запас энергии, которая большей частью употребляется на другие — не сексуальные цели. А именно: с одной стороны, на присоединение сексуальных компонентов к социальным чувствам, а с другой стороны (при помощи вытеснения и реактивного образования) — на созидание сексуального ограничения на будущее.

Таким образом, силы, предназначенные сдержать сексуальное влечение в определенных границах, созидаются в детском возрасте за счет по большей части перверсных сексуальных переживаний и при помощи воспитания.

Другая часть инфантильных сексуальных переживаний не находит такого применения и может выражать себя как сексуальная деятельность. В таком случае можно выявить, что сексуальное возбуждение ребенка исходит из различных источников.

Прежде всего возникает удовлетворение благодаря соответствующему чувствительному возбуждению так называемых эрогенных зон, в качестве которых может функционировать, вероятно, любое место на коже и любой орган чувств, по всей вероятности, и любой орган. Между тем существуют известные эрогенные зоны, возбуждение которых благодаря определенным органически механизмам обеспечено с самого начала.

Далее сексуальное возбуждение возникает как побочный продукт целого ряда процессов в организме, как только они достигают определенной интенсивности (особенно при всяких сильных душевных потрясениях, хотя бы и мучительных). Возбуждения из всех этих источников еще не объединяются, а только каждое в отдельности преследуют одну лишь цель: достижение определенного наслаждения.

Половое влечение в детстве не сконцентрировано и сначала не имеет объекта, оно аутоэротично.

 

Еще в период детства начинает заявлять о себе эрогенная зона гениталий: как и всякая другая зона, давая удовлетворение при соответствующем чувственном раздражении либо не совсем понятным образом, когда вместе с удовлетворением из других источников одновременно вызывается сексуальное возбуждение с особым отношением к генитальной зоне. Приходится сожалеть, что не удалось достаточно полно выяснить отношение между сексуальным удовлетворением и сексуальным возбуждением так же, как между деятельностью генитальной зоны и другими источниками сексуальности.

Далее благодаря изучению невротических страданий мы открыли, что в детской сексуальной жизни с самого начала наблюдаются зачатки организации сексуальных компонентов влечений.

В первой очень ранней стадии на переднем плане находится оральная (ротовая) эротика. Вторая из этих прегенитальных стадий организации характеризуется преобладанием садизма и анальной эротики. Только в третьей фазе (стадии организации) сексуальная жизнь предопределена участием собственно генитальной эрогенной зоны.

Один из самых неожиданных результатов ожидал нас впереди. Мы установили, что этот ранний расцвет инфантильной сексуальной жизни (от 2 до 5 лет) включает в себя также и выбор сексуального объекта, требующий богатой душевной деятельности.

 

Так что связанную с первым началом сексуальности соответствующую фазу развития приходится считать самой значительной предтечей позднейшей сексуальной организации, несмотря на недостаточное объединение отдельных компонентов влечения и неуверенность в отношении сексуальной цели.

Факт двукратного начала сексуального развития у человека вследствие перерыва этого развития (латентный период) в детстве, оказался достойным особого внимания. В нем, по-видимому, заключается некое условие способности человека к развитию высшей культуры, также как и склонность его к неврозу. Ничего аналогичного нет даже у родственных человеку животных. Источники происхождения этой особенности следовало бы искать в древнейшей истории человеческого рода.

В каком масштабе сексуальная деятельность в детском возрасте может считаться нормативной, невредной для дальнейшего развития, этого мы сказать не могли. Характер инфантильных сексуальных проявлений оказался мастурбационным.

Далее опыт показал нам, что влияние соблазна извне может привести к преждевременному прекращению латентного периода, а до того половое влечение ребенка оказывается фактически извращенным (поли-морфно-перверсным). Далее мы осознали, что всякая подобная ранняя сексуальная деятельность понижает способность ребенка поддаваться воспитанию.

Несмотря на неполноту знаний о детской сексуальной жизни, мы попытались изучить вызванные наступлением половой зрелости ее изменения. Два из них имеют наибольшее значение: подчинение всех источников сексуального возбуждения примату генитальной зоны и процесс выбора сексуального объекта. Оба имеют свои прообразы уже в детской жизни.

Первое из двух изменений происходит благодаря механизму предварительного наслаждения: обычно самостоятельные сексуальные акты, связанные с наслаждением и возбуждением, становятся подготовительными актами для новой сексуальной цели. Окончательное удовлетворение наступает при выделении половых секретов, достижение «опорожнения» происходит с огромным наслаждением и приводит к концу сексуальное возбуждение.

Оказалось, что при этом нужно было принимать во внимание дифференциацию на мужчину и женщину. Мы выяснили, что для того, чтобы девочке превратиться в женщину, ей нужно проделать новое вытеснение, уничтожающее известную часть инфантильной мужественности и подготовляющее к перемене руководящей гени-тальной зоны.

Наконец, о том, что касается второго из двух названных выше изменений сексуальности при наступлении половозрелости. Мы нашли, что выбором объекта руководит намечающаяся в инфантильном возрасте и обновленная при наступлении половой зрелости сексуальная склонность ребенка к его родителям и нянькам, которая благодаря возникшему тем временем инцестуозному ограничению направлена с них самих на схожих с ними лиц.

Во время переходного периода наступления половой зрелости некоторое время соматические и психические процессы сексуального развития протекают параллельно, не связанные еще с предстоящим прорывом интенсивного душевного движения к зоне гениталий, когда возникает требуемое нормальное единство функции в половой любви.

 

<<< Содержание номера             Следующая статья >>>