Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Журнал «Твоё здоровье»


Издательство Знание 4/1996

 

Фазы сексуального развития

 

 

До сих пор мы считали за характерные признаки сексуальной организации то, что она по существу аутоэротична (находит свой объект на собственном теле), и что отдельные частичные влечения ее, в общем, не связанные и независимые одно от другого, направлены на получение наслаждения.

Завершается половое развитие так называемой нормальной сексуальной жизнью взрослых, при которой получение наслаждения начинает служить функции продолжения рода, а частичные влечения под приматом единственной эрогенной зоны составляют незыблемую организацию для достижения нормальной сексуальной цели с партнерским сексуальным объектом.

Прегенитальное развитие

Психоаналитическое изучение задержек и нарушений в прегенитальном процессе развития показало зачатки и предварительные ступени такой организации частичных влечений, которые в своем развитии составляют своего рода фазы.

Эти фазы сексуальной организации (стадии) в норме протекают плавно, ровно, давая знать о себе только намеками, и только в патологических случаях они приходят в действие, становятся заметными и для простого наблюдения. Стадии (организации) сексуальной жизни, в которых гени-тальные зоны еще не приобрели своего преобладающего значения, мы назовем преге-нитальными. До сих пор мы познакомились с двумя такими стадиями, которые производят впечатление возврата к раннему, животному состоянию.

Первой такой прегенитальной сексуальной фазой развития является оральная (каннибальская) организация (стадия). Сексуальная деятельность еще не отделена здесь от принятия пищи, а противоречия в пределах этих влечений еще не дифференцированы. Здесь объект одной деятельности является одновременно и объектом другой: сексуальная цель состоит в поглощении объекта.

Это прообраз того, что позже в качестве отождествления будет играть такую значительную психическую роль. Остаток этой фиктивной, навязанной патологией фазы организации можно видеть в сосании, не связанном с приемом пищи. В ней сексуальная деятельность, отделенная от деятельности питания, занята объектом на собственном теле, игнорируя существование других.

Вторую прегенитальную фазу составляет садистически-анальная организация (стадия). Здесь уже развилась противоположность (полярность), проходящая через всю сексуальную жизнь. Но она еще не может быть названа мужской и женской, а лишь активной и пассивной.

Активность появляется благодаря влечению к овладеванию с помощью мускулатуры тела, а эрогенная слизистая оболочка кишечника проявляет себя, как орган с пассивной сексуальной целью. Оба устремления имеют свои объекты, однако не совпадающие.

Наряду с этим другие частичные влечения проявляют свою деятельность аутоэро-тически, и уже поэтому можно доказать наличие сексуальной полярности. Организации нормальной сексуальной жизни и подчинения ее функции продолжения рода еще нет.

Амбивалентность

Такая форма сексуальной организации может уже удержаться на всю жизнь и навсегда привязать к себе значительную часть сексуальной деятельности.

Преобладание садизма и роль клоаки, присущая анальной зоне, придают ей яркий архаический характер. Другим признаком амбивалентности является то, что оба противоположных влечения, объединенных в пару, развиты почти одинаково. Такое соотношение и носит введенное Блейлером удачное название — амбивалентность.

Положение о прегенитальных организациях (стадиях) сексуальной жизни основано на психоанализе неврозов и вряд ли может быть понято без знания этого анализа. Мы можем рассчитывать, что продолжение психоаналитической работы даст еще больше данных относительно строения нормальной сексуальной функции.

Чтобы дополнить картину инфантильной (детской) сексуальной жизни, необходимо прибавить следующее. Часто или всегда, уже в детском возрасте, делается выбор объекта в такой форме, в какой он характерен для наступления половой зрелости.

А именно: все сексуальные устремления направляются только на одно лицо, в отношении которого хотят достичь своей цели. Это образует тогда самое большое возможное в детском возрасте приближение к окончательной половозрелой форме сексуальной жизни. Отличие состоит только в том, что в детстве объединение частичных влечений и подчинение их примату гениталий еще совсем не готово или только очень неполно. Последняя фаза развития и состоит, в том, что подчинение это начинает служить продолжению рода.

Выбор объекта в два срока

Типично то, что выбор объекта происходит в два срока — двумя толчками. Первый толчок начинается в возрасте между 2-5 годами, а во время последующего скрытого (латентного) периода сексуальности приостанавливается или даже регрессирует. Он отличается инфантильной природой своих сексуальных целей.

Второй толчок начинается с наступлением половой зрелости и обусловливает окончательную форму сексуальной жизни. Факт выбора объекта в два срока в сущности отражает действие латентного периода. Но он приобретает громадное значение из-за предоставления им самим возможностей нарушений этой окончательной формы сексуальной жизни. Рассмотрим это обстоятельство.

Результаты инфантильного выбора объекта действуют в более поздний период жизни: или они сохраняются как таковые, или они оживают во время наступления половой зрелости. Вследствие развития вытеснения, имевшего место между двумя этими толчками (сроками выбора), как оказывается, вторым невозможно воспользоваться: сексуальные цели подверглись умалению и теперь представляют собой то, что можно назвать обходным (нежным) течением сексуальной жизни.

Только психоаналитическое исследование может выявить за этой нежностью, обожанием и почтением скрытые старые, ставшие негодными сексуальные стремления инфантильных (детских) частичных влечений.

Выбор объекта во второй срок — в период наступления половой зрелости, означает и требование отказа от инфантильных объектов. Он должен снова начаться в чувственном стремлении. Несовпадение стремлений часто имеет следствием то, что не может быть достигнуто объединение всех желаний на одном объекте, являющее собой идеал сексуальной жизни.

 

ИСТОЧНИКИ ДЕТСКОЙ СЕКСУАЛЬНОСТИ

 

Прослеживая происхождение сексуального влечения, мы выяснили, что сексуальное возбуждение возникает:

как воспроизведение удовлетворения, пережитого в связи с другими физиологическими процессами;

благодаря соответствующему раздражению периферических зон;

как выражение некоторых, не совсем понятных по своему происхождению «влечений» (влечение к подглядыванию и к жестокости).

Психоаналитическое исследование, из более позднего периода возвращающее к осознанию детства, вместе с одновременным наблюдением над ребенком показывают существование еще и других постоянных источников сексуального возбуждения. Наблюдение над детством имеет тот недостаток, что ведется над объектами, которые легко могут быть интерпретированы неправильно. Психоанализ же затрудняется тем, что может дойти до объектов и до своих выводов только долгими обходными путями. Но при совместном изучении обоими методами можно достичь достаточной степени уверенности в выводах и результатах.

При исследовании эрогенных зон мы уже выяснили, что эти места на поверхности тела обнаруживают своего рода лишь раздражимость, которая в известной мере свойственна всей поверхности кожи. Мы не станем поэтому удивляться, когда узнаем, что некоторым видам общей раздражимости кожи нужно приписать очень ясное эрогенное действие.

Среди них особенно подчеркиваем прежде всего температурные раздражения (может быть, таким образом мы поймем терапевтическое действие теплых ванн).

О механических возбуждениях

Далее мы должны упомянуть и возможность вызывать сексуальное возбуждение ритмическими механическими сотрясениями тела.

Здесь необходимо различать троякого вида раздражения:

на чувственный аппарат вестибулярных нервов;

на кожу;

на глубокие части тела (мускулы, суставной аппарат).

Так как при этом появляется ощущение наслаждения, стоит особенно подчеркнуть, что в данном случае можно одинаково употреблять понятия сексуальное «возбуждение» и «удовлетворение». Но это и возлагает на нас обязанность искать в дальнейшем этому объяснения.

Доказательством наслаждения, вызываемого механическими сотрясениями тела, служит, таким образом, факт, что дети так сильно любят качание и подбрасывание и беспрерывно требуют их повторения. Укачивание, как известно, применяется для того, чтобы усыпить беспокойных детей.

Многие могут вспомнить, что, качаясь на качелях, ощущали напор на гениталии движущегося воздуха как сексуальное удовольствие.

Сюда присоединяется и факт, что совпадение испуга и механического сотрясения вызывает тяжелый истериформный травматический невроз. Можно, по крайней мере,-полагать, что становящиеся при небольшой интенсивности источниками сексуального возбуждения, сотрясения в чрезмерном количестве вызывают негативные реакции и со стороны полового аппарата.

Роль мускулатуры

Известно, что активная мускульная деятельность является потребностью для ребенка, в удовлетворении которой он черпает необыкновенное наслаждение. Утверждение, что это наслаждение имеет кое-что общее с сексуальностью и даже включает в себя сексуальное удовлетворение или может стать поводом к сексуальному возбуждению, может вызвать критические возражения. И они ведь будут направлены и против высказанных раньше утверждений, что наслаждение от ощущения пассивных движений также имеет сексуальный характер или вызывает сексуальное возбуждение.

Но многие пациенты отмечают как несомненный факт, что первые признаки возбужденности в гениталиях они пережили во время драки или борьбы с товарищами. При этом, однако, помимо общего мускульного напряжения, оказывает действие также прикосновение на большом протяжении кожей к телу противника.

Склонность к мускульной борьбе с каким-нибудь лицом, как и к словесной в более позднем возрасте («Кто кого любит, тот того дразнит»), принадлежит к признакам положительного выбора объекта. В том, что мускульная деятельность способствует сексуальному возбуждению, можно видеть один из корней садистического влечения.

Для многих индивидов связь между дракой и инфантильным сексуальным возбуждением является предопределяющим моментом для такого направления полового влечения. Анализ случаев невротических болезней — обездвижения и страха пространства — устраняет сомнение в сексуальной природе наслаждения от движения. Современное культурное воспитание, как известно, использует широко спорт, чтобы отвлечь молодежь от сексуальной деятельности. Правильнее было бы сказать, что оно заменяет наслаждение сексуальное наслаждением от движения и направляет сексуальную деятельность на один из ее аутоэротических компонентов, — как бы вспять по фазам сексуального развития.

Роль аффективных процессов

Это касается остальных источников сексуального возбуждения ребенка. Непосредственным наблюдением и психоаналитическим исследованием легко установить, что все интенсивные аффективные процессы, даже возбуждение от испуга, отражаются на сексуальности, что, впрочем, может способствовать пониманию болезнетворного влияния таких душевных движений.

Так, у школьника страх перед экзаменом или напряжение перед трудно разрешимой задачей могут приобрести большое значение, влияя на вспышку сексуальных проявлений и на отношение к школе. В этих условиях часто появляется раздражающее чувство, заставляющее прикасаться к гениталиям, или похожий на поллюцию процесс, со всеми вызывающими смущение последствиями.

Поведение детей в школе, ставящее перед учителем достаточно загадок, вообще заслуживает рассмотрения в связи с зарождающейся сексуальностью. Возбуждающее сексуальность действие многих неприятных самих по себе аффектов боязливости, ужаса, жути сохраняется у многих людей и в зрелом возрасте. Этим объясняется такая многочисленность людей, ищущих всякий удобный случай испытать подобные ощущения, при условии притупления неприятных ощущений привходящими обстоятельствами (занятия мистикой, чтение, кино, телевидение, театр).

Если допустить, что интенсивные болезненные ощущения имеют такое же эрогенное действие, особенно если боль приглушена каким-нибудь привходящим обстоятельством или удерживается на каком-то уровне, то в этом заключался бы главный корень садистско-мазохистского влечения, многообразный и сложный состав которого мы таким образом начинаем постепенно постигать.

Роль интеллектуальной работы

Легко убедиться, что у многих юношей и людей зрелого возраста концентрация внимания на интеллектуальной работе и умственное напряжение вообще имеют следствием сексуальное возбуждение. Оно должно считаться единственно верным основанием столь сомнительного объяснения нервного заболевания как умственное «переутомление».

Если мы окинем взором источники детских сексуальных возбуждений, то у нас появляется возможность следующего обобщения: по-видимому, все сделано для того, чтобы процесс сексуального возбуждения был пущен в ход. Это прежде всего возбуждения чувствительной поверхности — кожи и органов чувств, и самым непосредственным образом — раздражения известных мест кожи, заслуживающих названия эрогенных зон.

В этих источниках сексуального возбуж

дения решающее значение имеет качество

раздражений. Хотя и момент интенсивности

(при боли) не совсем безразличен, Кроме

того, в организме протекают такие внутрен

ние процессы, вследствие которых сексуаль

ное возбуждение возникает и как побочное

явление, как только интенсивность этих

процессов переходит известные количест

венные границы.      i

То, что мы назвали частичными влечениями сексуальности, либо непосредственно исходит из этих внутренних источников сексуального возбуждения, либо вкупе с возбуждениями из эрогенных зон. Возможно, в организме и не происходит ничего более или менее значительного, что не должно иметь вклад в возбуждение сексуального влечения.

Хотя сущность сексуального возбуждения нам совершенно неизвестна, два следующих замечания обещают открыть нам дальнейшие горизонты.

О различии сексуальных конституций -

Подобно тому, как мы имели возможность обосновать многообразие врожденных сексуальных конституций различным развитием эрогенных зон, то же самое можно попробовать и теперь, прибавив к этому еще и непосредственные источники полового возбуждения. Не у всех они одинаково сильны и предпочтительное развитие отдельных источников сексуального возбуждения способствует дальнейшей дефференциации различных сексуальных конституций.

Обязательный вывод из вышеизложенного требует, чтобы каждому индивиду приписывалась оральная, анальная, уретральная и т.п. эротика, но констатация соответствующих этим эротикам душевных комплексов не означает суждения о ненормальности или неврозе. Различие, отличающее нормального человека от ненормального, может состоять только в относительной силе отдельных компонентов сексуального влечения и в использовании их в течение развития.

О прямых и обратных влияниях

Говоря об «источниках» сексуального возбуждения, мы можем прийти к предположению, что все пути, ведущие к сексуальности от других функций, должны быть проходимы и в обратном направлении.

Если, например, общее для двух упомянутых функций обладание зоной губ является причиной того, что при приеме пищи возникает сексуальное удовлетворение, то тот же момент объясняет нарушение в приеме пищи, если страдают эрогенные функции этой общей зоны.

И если известно, что концентрация внимания может вызвать сексуальное возбуждение, то правомерно предположение, что благодаря воздействию тем же путем, но только в обратном направлении, сексуальное возбуждение влияет на возможность сосредоточить на чем-нибудь внимание. Отсюда понятно следующее.

Большая часть симптоматологии неврозов, которую мы здесь объясняем нарушениями сексуальных процессов, выражается в нарушении других — не сексуальных, а телесных функций. И это непонятное до сих пор влияние становится менее загадочным, если оно параллельно влиянию сексуального возбуждения. Однако те же пути, по которым сексуальные нарушения переходят на другие телесные (соматические) функции, должны при здоровье нести другую важную службу: быть путями сублимирования сексуальности. Но об этих, несомненно имеющихся и, вероятно, проходимых в прямом и обратном направлении путях, известно пока мало достоверного.

 

ПОЛОВОЕ СОЗРЕВАНИЕ

 

С наступлением половой зрелости начинаются изменения, обусловленные предстоящим переходом от инфантильной сексуальной жизни к ее окончательной нормальной форме.

До того сексуальное влечение было преимущественно аутоэротично, теперь оно ищет вне себя и находит сексуальный объект. До того сексуальные действия исходили из отдельных влечений и эрогенных зон, независимых друг от друга, и были направлены на поиск определенного наслаждения как единственной сексуальной цели. Теперь дается новая сексуальная цель, для достижения которой действуют совместно все частичные влечения, а эрогенные зоны подчиняются примату генитальной зоны.

Так как новая сексуальная цель наделяет оба пола весьма различными функциями, их сексуальное развитие принимает разное направление. При этом развитие мальчиков последовательнее, более доступно нашему пониманию, между тем как в сексуальном развитии девочки наступает даже своего рода регресс. Порукой нормальности половой жизни служит только точное совпадение обоих — обходного (нежности) и чувственного течений, направленных на сексуальный объект и сексуальную цель. И в нежном течении содержится все, что остается из раннего инфантильного расцвета сексуальности: это похоже на прокладку туннеля с обеих сторон.

Новая сексуальная цель у мужчины состоит в дифференцировании. Она абсолютно не чужда и прежней цели — достижению наслаждения, так как максимальное количество наслаждения связано именно с доступным теперь ему конечным актом сексуального процесса. Сексуальное влечение начинает теперь служить функции продолжения рода — становится, можно сказать, альтруистическим.

Чтобы такое превращение удалось, необходимо учитывать изначальное предрасположение и все особенности сексуального влечения. Как и в любом случае, когда в организме создаются новые связи и соединения в сложные механизмы, так и здесь представляется возможность патологических сдвигов из-за нарушений в формировании нового. Так и болезненные нарушения половой жизни с полным правом можно рассматривать как задержки в развитии.

 

О ПЕРВЕНСТВЕ ГЕНИТАЛЬНОЙ ЗОНЫ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ НАСЛАЖДЕНИИ

 

Перед нами ясно открываются исходный пункт и конечная цель описанного хода сексуального развития, но переходы от одного к другому во многих отношениях будут ставить перед нами не одну проблему.

В процессах, сопровождающих наступление возмужалости, самым существенным считали то, что больше всего бросается в глаза, — явный рост внешних гениталий. Скрытый (латентный) сексуальный период детства отражался на них относительной задержкой роста. Между тем одновременно и развитие внутренних гениталий продвинулось настолько вперед, что они оказываются в состоянии выделять половые продукты или воспринимать их для зачатия нового существа. Таким образом сформировался уже очень сложный аппарат, ждущий, чтобы им воспользовались.

Аппарат должен быть пущен в ход, и наблюдения показывают, что раздражения до него могут дойти тремя путями:

— из внешнего мира, (благодаря возбуждению уже известных нам эрогенных зон);

— из внутренних органов;

— путями, которые еще предстоит исследовать,

— из душевной жизни

— хранилища внешних впечатлений и приемника внутренних возбуждений.

Всеми тремя путями вызывается одно и то же состояние, называемое сексуальным возбуждением. Оно проявляется двоякого рода признаками — душевными и соматическими.

Душевные признаки состоят в своеобразном чувстве напряжения, крайне импульсивного характера. А среди разнообразных телесных изменений на первом месте стоит ряд изменений гениталий, имеющих, несомненно, смысл готовности — приготовления к сексуальному акту (эрекция мужского органа или появление влаги во влагалище).

Проблема, разрешение которой столь же трудно, как громадно ее значение для понимания сексуальных процессов, связана с характерным напряжением при сексуальной возбужденности. Чувство напряжения носит в себе характер неприятного. Является решающим то, что такое чувство приносит с собой стремление к изменению психической ситуации, побуждает к действию, что совершенно чуждо сущности испытываемого наслаждения.

Так, если причислять напряжение сексуальной возбужденности к неприятным чувствам, то сталкиваешься с фактом, что оно, вне всякого сомнения, переживается как приятное: всюду к напряжению, вызванному сексуальными процессами, примешивается наслаждение. Даже в подготовительных изменениях в гениталиях ясно ощущается своего рода чувство удовлетворения. Какова же связь этого неприятного напряжения с чувством наслаждения?

То, что относится к проблеме «наслаждение—неудовольствие», затрагивает одно из самых больных мест психологии. Попробуем по возможности избежать проблемы в полном объеме. Прежде всего выясним, как эрогенные зоны подчиняются новому порядку, ведь они играют важную роль в возникновении сексуального возбуждения.

Самая далекая от сексуального объекта зона — глаз, при ухаживании за сексуальным объектом чаще всего возбуждается тем особым качеством объекта, которое мы называем красотой. Характерные признаки сексуального объекта называются поэтому также прелестями.

С этим раздражением, с одной стороны, связано уже наслаждение, а с другой стороны — следствием его является вызов или усиление сексуальной возбужденности. Если присоединяется возбуждение другой эрогенной зоны, например от нащупывающей руки, то получается следующий эффект: с одной стороны, ощущения наслаждения (усиливающееся благодаря наслаждению от изменений «готовности»), а с другой стороны — дальнейшее усиление сексуального напряжения, скоро переходящего во вполне определенное неприятное чувство (если не дается возможность доставить еще наслаждение).

Более ясен, может быть, другой случай, например, когда у сексуально не возбужденного лица раздражают прикосновением эрогенную зону, например, кожу на груди у женщины. Это прикосновение вызывает уже чувство наслаждения, но одновременно, более чем что бы то ни было, способно пробудить сексуальное возбуждение, требующее нарастания наслаждения.

В этом-то и заключается проблема: как происходит то, что ощущаемое наслаждение вызывает потребность в еще большем.

 

Но выпадающая при этом на долю эрогенных зон роль ясна. То, что относилось к одной из них, относится теперь ко всем. И назначение всех зон — привнести известное количество наслаждения благодаря соответствующему раздражению. А наслаждение повышает то напряжение, которое, со своей стороны, должно дать необходимую двигательную (моторную) энергию, чтобы довести половой акт до конца.

Не случайно предпоследняя часть полового акта состоит опять-таки в соответствующем раздражении эрогенной зоны (генитальной зоны на glans penis) посредством приспособленной для этого слизистой оболочки влагалища. Под влиянием наслаждения, которое доставляет это возбуждение, на этот раз рефлекторным путем развивается двигательная энергия, которая ведет к выделению половых секретов.

Это последнее наслаждение по своей интенсивности — самое сильное и отличается по механизму своему от прежнего: вызывается всецело разрешением напряжения. Это полностью наслаждение от сексуального удовлетворения, и с ним временно угасает напряжение либидо.

Важно подчеркнуть различие в сущности обоих: наслаждения от возбуждения эрогенных зон и наслаждения при выделении половых секретов. Первое может быть названо предварительным наслаждением, в противоположность конечному наслаждению, выступающему в качестве удовлетворения от сексуального акта.

Предварительное наслаждение представляет собой в таком случае то же, что и доставляемое инфантильным (детским) сексуальным влечением, хотя и в меньшей степени. А вот конечное наслаждение ново, то есть связано с условиями, возникшими только с наступлением половой зрелости.

Формула для новой функции эрогенных зон гласит: ими пользуются для того, чтобы при посредстве получаемого от них, как и в инфантильной жизни, предварительного наслаждения сделать возможным наступление большего наслаждения — от удовлетворения. Можно заметить, что возникающим вследствие сексуальной техники «предварительным» наслаждением пользуются для того, чтобы дать выход большему наслаждению благодаря уничтожению внутренних задержек.

Опасности предварительного наслаждения

Связь предварительного наслаждения с бывшей (инфантильной) сексуальной жизнью подтверждается той патогенной его ролью, которая может проявить себя впоследствии.

Механизму, вобравшему в себя реализацию предварительных наслаждений, очевидно, угрожает явная опасность для достижения нормальной сексуальной цели. Опасность эта наступает тогда, когда в каком-нибудь месте подготовительных сексуальных процессов предварительное наслаждение становится слишком большим, а соответствующее напряжение либидо — слишком незначительным.

Тогда отпадает сила влечения к тому, чтобы продолжить сексуальный процесс: весь путь сокращается и соответствующий подготовительный акт занимает место сексуальной цели.

Этот случай, как известно, обусловлен тем, что соответствующая эрогенная зона или частичное влечение давали уже в детском возрасте определенное количество наслаждений. Когда прибавляются в дальнейшем моменты, способствующие фиксации, легко создается навязчивость, противодействующая подчинению предварительного наслаждения новой связи.

Таков в действительности механизм многих перверсий, представляющий собой остановку (фиксацию) на подготовительных актах сексуального процесса.

 В то время как примат генитальной зоны предначертан уже в детской (инфантильной) жизни, напротив, легче всего избегнуть этой неудачной по вине предварительного наслаждения функции сексуального механизма. И для этого как будто действительно принимаются меры во второй половине детства (от 8 лет до наступления половой зрелости).

В эти годы генитальные зоны ведут себя так, как во время половой зрелости: становятся местом ощущений сексуального возбуждения и изменений «готовности», когда ощущается какое-нибудь наслаждение от удовлетворения других эрогенных зон. Хотя эффект этот остается еще бесцельным, то есть не способствует продолжению сексуального процесса.

Таким образом, уже в детском возрасте, наряду с удовлетворением от наслаждения, наступает известное сексуальное напряжение, хотя менее постоянное и полное. Теперь мы можем понять, почему при исследовании источников сексуальности могли с таким же правом сказать, что соответствующий процесс действует в сексуальном отношении как удовлетворяюще, так и возбуждающе.

Мы теперь видим, что в процессе познавания представили себе различие инфантильной и зрелой сексуальной жизни преувеличенно большим и вносим уже коррективы. Так, инфантильные проявления сексуальности предопределяют не только возможное отклонение от нормальной сексуальной жизни, но и его форму.

 

<<< Содержание номера             Следующая статья >>>