Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Журнал «Твоё здоровье»


Издательство Знание 1/1995

 

Никас Сафронов

 

 

Мания сексуальной революции, охватившая наших соотечественников в прошедшее десятилетие, уступает место осмысленному отношению к чувственному постижению ценностей бытия. В русле темы выпуска обратимся в этой связи к обсуждению художнического видения гармонии души и тела, вечных ценностей бытия.

На обложке нашего издания помещена репродукция работы известного художника русского авангарда Никаса Сафронова «Мужчины в ее жизни» (1992 г.). По свидетельству «Москоу мэгэзин» (№ 2/1994), издаваемого Союзом журналистов Москвы, «Сафронов стал первым русским художником, начавшим открыто исследовать грань между искусством и порнографией». В СССР художнику было запрещено выставлять свои картины, поэтому сегодня у нас в стране трудно познакомиться с его творчеством: около тысячи его работ вывезены за границу, находятся в частных коллекциях, в знаменитых музеях мира. Картины Никаса имеют его друзья и знакомые, среди которых и Стивен Спилберг, Жерар Депардье, Марчелло Мастрояни, Софи Лорен, Михаил Горбачев.

В какой-то степени творчество Никаса представляется образом уже известной современной России (или России вообще), — обобщает западный зритель (Лоран. — Прим. ред.), замечая, что в лице Никаса при знакомстве с ним поражает сходство с образом Христа, и такое ощущение возникает при взгляде на его живопись, являющуюся «сплавом символизма и чувственности». Чувственность художника, как бы переступая границы дозволенного, в отрицании ханжества и духовной кастрации рождает простор для воображения зрителя, насыщая его необычностью образов, буйством красок и изощренностью форм.

По словам художника Ильи Глазунова, «картины Никаса Сафронова говорят о явлении нового художника нашего времени». «Мне думается, — говорит он, — что его душа поражена бытием XX века, соединив поиск Бога и кощунство, веру и безверие, романтизм и жесткий взгляд на моду... Исповедь души художника заставляет задуматься над скоротечностью и смыслом нашего времени, над борением добра и зла в сердце человека и художника». Владея в свои 37 лет реалистическим искусством портретиста, пейзажиста, а также иконописца, тем не менее Никас велик именно сюрреалистическим видением образов человеческого бытия, собственной судьбы.

Поражает фантастическим реализмом его эротическое прославление женского тела, особенно в работах, выполненных на старинных деревянных иконах, утративших свое живописное покрытие. Как бы реконструируя икону, художник вплетает чудовищные фантасмагории своих сюрреальных видений в уцелевшие религиозные образы и символы, наделяя, сатанинскими чертами лики святых, заполняя утраты живописного слоя похотливыми телесами подчас в непристойных позах.

Однако цель — не кощунство и не утилитаризм эротической иконографии: «грехопадение» Никаса зритель воспринимает как призыв к покаянию и очищению. Ибо безудержная страсть здесь соседствует со смирением, а благость — с сиюминутностью мирских утех, впрочем, каждому — свое «по вере его» — оставляет присущая манере художника недосказанность.

«Плоть, и этого нельзя отрицать, присутствует во многих его картинах, но это лишь телесные воплощения, перемещающиеся с пластами иконных ценностей», считает А.Лессер, подчеркивая, что «призрачность его темной эротики... окрашена тоской по духовной чистоте». Может быть, поэтому в недавней телепередаче Владимира Молчанова, посвященной творчеству Никаса Сафронова, участвовавший в ней известный актер Валентин Гафт четко и просто охарактеризовал эротическое в картинах художника: «эротика без пошлости».

Примечательно, что свое художническое видение проблем человеческого бытия В.Гафт осмысляет не только в актерских работах, айв поэтическом творчестве: в телепередаче В.Молчанова он дал свое «прочтение» сюрреалистических картин Никаса в поэтической форме. Дело в том, что в 1994 году В.Гафт написал цикл стихотворений на отдельные, избранные им картины Никаса Сафронова, вдохновленный их созвучием собственному мироощущению, как это было отмечено в телепередаче,  в которой картины Никаса демонстрировались в фильме «И возродится вдохновение».

К сожалению, не имелось возможности получить для опубликования стихотворную версию картины «Мужчины в ее жизни», которую (репродукцию) читатель видит на обложке нашего издания. В то же время две эпиграммы В.Гафта, относящиеся к теме обсуждения, были переданы художником и приводятся здесь целиком.

На картину «Некоторое размышление под шляпой» (1993г.):

 

Всегда на столбовой дороге

Мне преграждали жизни путь

Вот эти бешеные ноги,

Вот эта бешеная грудь.

Пошли последние этапы,

Уже недолго ждать конца,

А мне навстречу — только шляпы,

И нет ни одного лица.

 

На картину «Памятник Дали на хрустальной ноге» (1993г.):

 

Куда б ни шли мы —

к звездам или к гробу, Стоим под солнцем

или спим во мгле, — Прошедшим ад войны

и смрад Чернобыля, Нам только Бог —

опора на земле!

 

В заключение, говоря о художническом видении гармонии души и тела, вечных ценностей бытия, можно только согласиться с известным высказыванием Никиты Михалкова (относящимся к творчеству Никаса Сафронова): «... понимаешь, что это — талант, в котором, кроме мастерства и безукоризненного владения формой, живет нежная, робкая, полная чувственной осязаемости душа, без которой не было, нет и быть не может ничего вечного и особенного в русском искусстве».

Д.Алгульян

 

 

<<< Содержание номера             Следующая статья >>>