Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Журнал «Твоё здоровье»


Издательство Знание 4/1994

 

Посмертный опыт души (хрестоматия)

 

 

 

БИБЛИОТЕРАПИЯ: МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ

 

Павел Гелева

 

 

«Бояться смерти — это не что иное, как приписывать себе мудрость, которой не обладаешь, то есть возомнить, будто знаешь то, чего не знаешь. Ведь никто не знает ни того, что такое смерть, ни даже того, не есть ли она для человека величайшее из благ, между тем ее боятся, словно знают наверное, что она — величайшее из зол».

Сократ

 

Спиритические свидетельства

1.         Положение духа после смерти чело

века прямо зависит от вкусов и склонно

стей, проявленных им в земной жизни: был

ли он погружен в вещи материальные либо

же стремился к благам ума и сердца. Если

преобладали чувственные наклонности, то

он вынужденно застывает на нижних уров

нях, как нельзя более плотных и грубых.

Если же он питает свой ум высокими и чис

тыми мыслями, то поднимается к мирам,

соотносящимся с природой и характером

его мыслей. Сведенборг совершенно прав,

говоря: «Небо в том, чему мы отдаем свое

сердце».

2.         Во всяком случае, место свое каж

дый там отыскивает не сразу, и переход

также не бывает мгновенным. Если глаз

человеческий не может внезапно перейти

от мрака к яркому свету, то тем более не

может этого душа человека. Смерть лишь

вводит нас в промежуточное состояние,

которое есть не что иное, как своеобраз

ное продолжение физической жизни и

прелюдия жизни духовной. Это состоя

ние смятения; оно бывает более или ме

нее длительным в зависимости от того,

насколько груба или утончена природа

перисприта умершего.

3.         Освобожденная  от материального

бремени, ее порабощавшего, душа все еще

оказывается окутанной тончайшей сетью

мыслей и образов: ощущения, страстей и

эмоций, порожденных ею во время ее жиз

ни в теле. Она должна теперь будет осво

иться с новым своим положением, осознать

состояние свое, прежде чем унестись в кос

мическую даль, каковая может быть ей до

ступна лишь в том случае, если звездное

тело ее достигло высокой степени утончен

ности и лучится с достаточной силою.

4.         Прежде всего, для большинства все —

повод для удивления в этом Потусторон

нем Мире, где вещи существенно отлича

ются от вещей мира земного. Закон тяго

тения там не так непреклонен. Стены не

являются более препятствием. Душа мо

жет проходить сквозь них и летать по

воздуху. И тем не менее какие-то путы,

природу коих она определить не может,

все еще удерживают ее. Все преисполняет

ее  боязни,   неуверенности;   но  вышние

друзья ее бдят над ней и направляют пер

вые шаги ее.

5.         Продвинутые духи быстро освобож

даются ото всех земных влияний и вновь

получают сознание самих себя. Матери

альный покров разрывается под напором

их мыслей; беспредельные открываются

перед ними перспективы. Они почти тот

час понимают свое положение и с легко

стью приноравливаются к нему. Их ду

ховное тело — орудие воли, организм ду

ши, с которым она не расстается никогда.

Оно — произведение всего ее прошлого,

ибо она сама по крупицам построила его

своими деяниями.

Тело это теперь парит какое-то время в атмосфере планеты. Затем, в зависимости от степени своей прозрачности и силы, отвечая на идущие издалека призывные импульсы, оно естественно устремляется в сторону сообществ душ, подобных ей. Это собрание духов одного ранга, духов светозарных или затемненных, которые участливо встречают вновь прибывшего и посвящают его в новые условия его существования.

6.         Несовершенные духи надолго со

храняют    впечатления    материальной

жизни. Они думают, что все еще живут

физической   жизнью,   и   продолжают,

иногда в течение долгих лет, заниматься

подобием своих привычных земных занятий.

Для материалистов феномен смерти так и остается непонятым. Не получив соответствующих знаний об этом в свое зремя, они путают флюидическое тело с физическим. Иллюзии земной жизни вы-кивают у них и в новых условиях. Их вкусы и воображаемые потребности словно бы пригвождают их к земле. Затем медленно, постепенно, с помощью благих духов, сознание их пробуждается, ум открывается пониманию этого нового состояния жизни. Но как только спи начинают :тремиться подняться ввысь, их собственная тяжесть заставляет их упасть на землю. Планетарное притяжение и космиче-;кие токи неистово отбрасывают их назад, в нашу область, подобно мертвым листам, отметаемым бурей.

7.         Ортодоксальные верующие блужда

ют в неопределенности и все ожидают,

что вот исполнятся обещания священни

ка и они вкусят радостей обетованного

блаженства.   Велико  порой оказывается

:ix изумление, и долгим должно быть их

ученичество, необходимое чтобы приоб

щить их к подлинным законам Космоса.

Вместо ангелов или демонов они встречают там духов людей, которые, как з они, жили на земле и прежде них попали в этот мир. Велико их разочарование, когда они узнают, что исполнение их ожидания откладывается, когда убеждения их опровергаются фактами, к которым ни образование, ни воспитание никак их не подготовили. И все же, если жизнь их была посвящена добру, если они были верны своему долгу, то души их там, поскольку дела имеют на судьбу еще 5олее влияния, нежели верования, не смогут быть несчастными.

8.         Скептичные же умы и все те, кто

отказывались   допустить   саму   возмож

ность жизни, независимой от тела, счита

ют себя погруженными в некий сон, коий

продлится до той поры, покуда заблужде

ние их не развеется.

9.         Впечатления этого рода варьируют

ся до беспредельности, равно как и досто

инство самих душ. Те из них, которые

при земной жизни ведали истину и слу

жили ей, обретают там всю пользу от та

ких исканий и трудов.

Свидетельством тому служит, среди множества прочих, и нижеследующее послание.

Оно получено от духа страстного спирита, человека пламенного сердца и светлого ума — Шарля Фрица, основателя газеты «Загробная жизнь» в Шарлеруа. Все, кто общались с этим прямым и великодушным человеком при жизни, без труда узнают его здесь по языку и свойственной ему манере выражать мысли. Он описывает свои ощущения непосредственно сразу после смерти и добавляет при этом:

«Я почувствовал, как мало-помалу пути развязываются и что моя духовная личность, мое «Я» высвобождается. Я увидел кругом себя благих духов, меня ожидающих; и именно с ними я наконец оторвался от земной поверхности.

Это развоплощение не доставило мне никаких страданий. Мои первые шаги здесь были шагами ребенка, начинающего ходить.

Духовный свет, исполненный силы и жизни, рождался во мне, ибо свет не идет от других, но изнутри нас. Это луч, исходящий от флюидической оболочки и пронизывающий вас целиком.

Чем более трудились вы в правде, любви и милосердии, тем свет этот сильнее и делается нестерпимо, ослепительно ярок для тех, кто стоят ниже вас.

Неуверенными были мои первые шаги, Однако мало-помалу силы начали приходить ко мне, и я обратился к Богу за помощью и прощением. Поняв, что личность моя полностью освободилась от плотских пут, я начал наконец готовиться к трудам, которыми мне предстояло заняться. Я увидел всю свою прошлую жизнь и позаботился о том, чтобы она получше закрепилась в моей памяти.

Прошлое сохраняется во флюиде человека, а стало быть, и духа. Его перисп-рит — словно вертикальное отражение всех его дел и поступков, и душа, если он жил дурно, с грустью взирает на собственные ошибки, вписанные в изгибы ее периспритального тела.

Я увидел свою жизнь такой, какой она была. Я, естественно, убедился, что был отнюдь не безупречен — да и кто на земле может иметь такую претензию? Но должен сказать вам, что, увидав свою жизнь такою, какой она была, я почувствовал глубокое удовлетворение и счастье от проделанной мною земной работы.

Я бился, трудился и страдал за распространение спиритического света в земном человечестве. Вместе с надеждою я даровал его многим моим братьям на земле через слово, исследования и свои сочинения. И этот самый свет я обрел теперь здесь.

Я счастлив, что трудился над возвышением веры, сердец и отваги. И всем вам советую обратиться к той несокрушимой вере, какая была у меня и которая почерпается в Спиритизме.

Я должен еще трудиться над собой ради того, чтобы увидеть свое прошлое в предыдущих воплощениях. Это целое исследование, огромный труд, каковой мне еще предстоит совершить. Я уже вижу некоторую часть этого прошлого, но не могу еще толком определить ее, хотя мое пробуждение вроде бы завершилось. В скором времени, надеюсь, эти прошлые жизни вырисуются передо мной более ясно. У меня достаточно света, чтобы уверенно идти вперед, видя перед собой уготованную мне будущность. И уже и сейчас я помогаю духам, которые заблудились и теперь несчастны».

 

(Из книги Леона Дени «Человек и судьба его в мире этом и ином»)

А НУЖНА ЛИ ТОЧКА НАД «И»?

1.         Все  сообщения  о  потусторонней

жизни разнятся между собой в подробно

стях; я полагаю, однако, что и большин

ство рассказов о нашей жизни на земле в

подробностях согласуются друг с другом

ничуть не больше, но все же, в общем,

между ними есть определенное сходство;

то же самое и здесь.

2.         Мы не так уж много знаем о гряду

щей жизни, чтобы брать на себя смелость

описывать ее с такой же исчерпывающей

точностью как, к примеру, маленькую цветочную клумбу посреди площади. Вероятно, что те посланцы, которые возвращаются к нам, все находятся на более или менее одинаковом уровне развития и представляют ту же самую жизненную волну, откатывающуюся от наших берегов.

Сообщения обыкновенно приходят от тех, кто скончался недавно и, как и следовало бы ожидать в таком случае, постепенно ослабевают. В этой связи уместно отметить, что, согласно преданиям, явления Христа своим ученикам или Павлу происходили только первые несколько лет после его смерти и что среди ранних христиан нет больше никаких утверждений или упоминаний о том, будто они видели его позднее. Одним словом, все наши взгляды исходят от одного поколения, и поэтому мы не можем считать их окончательными, но лишь предварительными и частичными.

Однако, хотя картина, даваемая нами, и может оказаться неполной, все же, такова как она есть, она весьма последовательна, логически выдержана и чрезвычайно интересна, поскольку затрагивает нашу собственную участь и участь тех, кого мы любим. В этом смысле сообщения представляются мне в высшей степени ободряющими, утешительными, будь то касательно нашей собственной судьбы или же судьбы наших друзей.

3. Отшедшие, все в один голос, указывают, что переход обычно легок и в то же время безболезнен и сопровождается необъятным ощущением мира и покоя. Человек обретает себя в духовном теле, которое является точной копией его физического тела, исключая его болезни, слабости и уродства, которым новое тело не подвержено.

Тело это стоит или витает близ старого тела и одновременно сознает его и окружающих людей. В этот миг покойник ближе к материи, чем он будет когда-либо позднее, а потому именно в эту пору происходит большая часть тех случаев, когда мысли его обращаются к кому-либо из живых, находящемуся в отдалении, и когда духовное тело его устремляется вместе с мыслями и является этому человеку.

Такие появления происходят чаще всего в мгновение смерти, когда новое духовное тело еще настолько близко к материи, что глаза сочувствующего человека могут его воспринять, чего, однако, уже не сможет случиться впоследствии.

4.         Все же, сравнительно с общим чис

лом смертей, случаи эти крайне редки. В

основном я склонен объяснять это тем,

что умерший человек слишком озабочен

своими собственными необычными впе

чатлениями и переживаниями, для того

чтобы много думать о других. Вскоре он,

к своему изумлению, обнаруживает, что

хотя он и пытается сообщаться с теми,

кого видит, однако его эфирный голос и

эфирные прикосновения равно неспособ

ны как-либо воздействовать на человече

ские органы, настроенные лишь на более

грубые возбудители.

Это благодатный предмет для размышлений и исследований, хотя ни более полное знание о световых лучах, которые, как мы знаем, существуют по обе стороны спектра, ни о звуках, существование которых мы можем доказать вибрациями мембраны, несмотря на то, что звуки эти слишком высоки для того, чтобы быть воспринятыми нашим слухом, не продвинут нас ни на шаг в психическом знании. Поэтому, оставив все это в стороне, давайте проследуем за судьбой отшед-шего духа.

5.         Теперь он уже сознает, что здесь в

комнате, рядом с теми, которые были в

ней при его жизни, есть еще и другие, и

среди этих других, которые представля

ются ему столь же вещественными, как и

живые, он узнает знакомые лица и чувст

вует, как ему пожимают руку и целуют в

уста те, кого он когда-то любил на земле

и потом потерял. Затем вместе с ними и с

помощью и под водительством некоего

лучезарного   существа,   которое   стояло

тут же и ожидало вновь прибывшего, он,

к своему удивлению, устремляется сквозь

все препятствия и материальные прегра

ды навстречу своей новой жизни.

6.         Это вполне определенное утвержде

ние, и рассказ этот повторяется всеми,

одним за другим, с настойчивостью, кото

рая внушает доверие. Все это уже очень

разнится от любой старой теологии. Дух

не есть падший или отверженный ангел,

но просто сам человек со всеми его досто

инствами и недостатками, мудростью и

глупостью, так же как и с его внешно

стью.

Вполне можно поверить, что самые пустые и глупые люди, потрясенные столь необычным и страшным испытанием, будут до такой степени напуганы, что сразу и вдруг переменятся; но эти впечатления скоро притупятся и изгладятся, н тогда былой нрав этих людей утвердится и в новых условиях, и глупцы останутся глупцами, что подтверждается также и некоторыми результатами наших сеансов.

7.         Далее, прежде чем вступить в свою

новую жизнь, дух должен пережить пору

сна,  бессознательности,   которая  может

длиться самое разное время, вообще едва

существуя у одних и растягиваясь у дру

гих на недели и месяцы.

Мне думается, что продолжительность этого сна определяется общей суммой беспокойств и умственной перенапряженности в земной жизни, так как более длительный отдых предоставляет большие возможности к забвению их. Это, конечно, лишь простое предположение, но налицо полное согласие мнений относительно существования этой полосы забвения после первых впечатлений духа от новой формы его жизни и прежде, чем он приступит к своим новым обязанностям.

8.         Пробудившись от этого сна,  дух

слаб,  как бывает слабо новорожденное

дитя. Силы, однако, скоро возвращаются,

и начинается новая жизнь. Это подводит

нас к рассмотрению проблемы неба и ада.

Не существует ада как места особого и

постоянного. Но идея искупления, очи

щения страданием, т.е. чистилища, под

тверждается сообщениями с того света.

Без такого наказания в мире не было бы справедливости, ибо невозможно помыслить, чтобы, к примеру, у Распутина и у отца Дамиана была та же самая участь. Наказание вполне определенно и очень серьезно, хотя в своей наименее суровой форме оно сводится к тому, что более грубые души находятся в более низких областях и с тем знанием, которое им там определили их земные деяния, но для них также есть надежда на то, что искупление и помощь тех, кто свыше, воспитают их и поднимут до той же высоты, на которой пребывают те, кто сейчас заслужили быть выше их. Высшие духи посвящают часть своей деятельности этому делу спасения.

9.         Оставив, однако, в стороне эти об

ласти испытания и искупления, которые,

может быть, следует рассматривать ско

рее как больницу и школу для слабых

душ, нежели как тюрьму для отбываю

щих свой срок преступников, скажем, что

сообщения с того света все согласуются

друг с другом в том, что условия жизни в

потустороннем мире в высшей степени

приятны.  Они  согласуются в  том,  что

сходное стремится к единородному с ним; что те, кто любят друг друга или имеют общие склонности и интересы, объединяются и живут вместе; что жизнь полна интереса и деятельности; и что духи ни за что не желают вернуться назад на землю. Все это, конечно, известия в высшей степени радостные, и я повторяю, что это отнюдь не гуманная вера или смутная надежда, но сами неоспоримые факты, которые поддерживаются всеми законами очевидности, согласно коим, если множество независимых друг от друга свидетельств дают сходные показания, то показания эти имеют право считаться истиной.

10.       Всякий дух во плоти переходит в

следующий мир точно таким, каков он

есть, без каких либо изменений. Смерть

безболезненна. Люди одеваются, как и

следовало ожидать, поскольку нет ника

ких причин отказываться от скромности в

новых условиях.

А тело наше в этих условиях представляет собой точную копию нашего "земного тела, но в его наилучшем виде, т.е. молодые мужают, а старики молодеют, и все, таким образом, пребывают в поре наибольшего расцвета сил. В их мире нет телесной боли, но могут быть душевные муки. Жизнь имеет большое сходство с жизнью на земле в ее лучшем виде. В том мире жизнь преимущественно духовная так лее, как в этом она телесная. Всепоглощающие заботы о еде, деньгах, всевозможные вожделения, боль и тому подобное исходят от тела и потому там отсутствуют. У них есть удовольствия — музыка среди них. Музыка, искусства, интеллектуальное и духовное знание значительно обогатились, и развитие их продолжается.

11.       Духи живут семьями и сообщест

вами, поскольку, как и следовало ожи

дать, все сходное стремится к единород

ному с ним, и мужской дух находит свою

настоящую подругу, хотя там и нет сек

суальности в грубом смысле слова и нет

деторождения. Мужья и жены необяза

тельно встречаются, но те, кто действи-

тельно любили друг друга, непременно встречаются вновь.

12.       Так как связи сохраняются и оста

ются на том же уровне, следует ожидать,

что нации все еще грубо разделены меж

ду собой, хотя язык больше и не является

препятствием,  поскольку средством об

щения служит сама мысль. Человек там

знает больше, чем знал при жизни. Духи

пользуются    превосходной    справочной

библиотекой либо же обладают невероят

ной памятью, производящей нечто вроде

всеведения.

Это мир света и смеха. Общие условия жизни намного счастливее, чем на земле. Духи счастливы и не желают возвращаться на землю. Ими правят, у них нет ни богатых, ни бедных, они едят пищу.

13.       Духи молятся и умирают в своем

мире, прежде чем вступить в другой. Сре

ди них есть католики, протестанты, буд

дисты и магометане, но все живут одина

ково. Все признают, что ни одна земная

религия   не   имеет   преимуществ   перед

другой, но что характер и утонченность

определяют все. В то же время, все со

гласны с тем, что всяческих похвал до

стойны религии, учреждающие молитву,

отстаивающие чистоту и благородство ду

ши, внушающие презрение к мирским де

лам.

В этом смысле — и ни в каком ином — как опора для жизни духовной любая форма религии может кому-нибудь подойти. Если вращение латунного цилиндра наводит тибетца на мысль, что есть в мире нечто более высокое, нежели его горы, и нечто более ценное, чем его яки, то на данном уровне и это уже хорошо. Мы не должны быть слишком взыскательны в таких вещах. Но если даже человек и не верит в Бога, то он не будет за это страдать в следующей жизни, хотя, правда, и не достигнет в ней высокого положения. Молитва, однако, великолепная вещь, так как она поддерживает нас в соприкосновении с миром духов.

14.       Продолжительность жизни  в их

мире меньше, чем на земле. Все утверж

дают, что жизнь по ту сторону продолжа

ется ограниченное время, после чего они

переходят в еще другие стадии существо-

вания, но между теми стадиями, по-видимому, больше общения, чем между нами и Страною Духов. Низшие не могут подниматься, но высшие могут спускаться, по своему желанию.

15. Они обладают телом, которое, хотя и невосприемлемо нашими органами чувств, для них тем не менее так же вещественно, как для нас наше; тело это основано на важнейших особенностях нашего земного тела, но в его улучшенном, идеализированном виде. У них нет возраста; они не ощущают боли; среди них нет ни богатых, ни бедных. Они одеваются в одежды и едят пищу; они не спят, хотя и говорят о том, что время от времени погружаются в полубессознательное состояние, которое они называют сном. Состояние это — оно мне знакомо — приблизительно соответствует гипноидальному трансу. После некоторого периода времени, который обыкновенно короче, чем средняя продолжительность жизни здесь, на земле, они переходят в какую-то следующую стадию существования.

Люди сходных мыслей, вкусов и чувств стремятся друг к другу и живут вместе. Супруги не обязательно воссоединяются, но любовь мужчины и женщины продолжается и свободна от всего, что здесь у нас препятствует ее полному выражению. Сразу же после смерти человек погружается в полубессознательное состояние покоя, длительность которого у разных людей различна. Они не в состоянии испытывать телесную боль, но временами бывают подвержены душевным мукам. Мучительная смерть совершенно неизвестна. Принадлежность к той или иной вере не создает различий в положении на том свете, и вся их жизнь в целом в высшей степени счастлива, и никто там паже не в состоянии себе помыслить, чтобы он вдруг пожелал вернуться на землю.

Мне ни разу не встретилось само по себе слово «работа» как таковое, но было много указаний на разного рода интересы, которые их занимают. Вероятно, это другой способ говорить то же самое. У нас «работа» обычно означает «средство к существованию», а это, как мне доподлинно известно, не имеет места у них, поскольку все их жизненные потребности как-то «предугадываются» самым таинственным образом. Они говорят, что все, что мы любим и что необходимо для нашего счастья на земле, сопровождает нас и в той жизни.

Не встретилось мне также и никаких определенных сведений о каком-либо «временном наказании», но у меня есть указания на то, что люди там начинают свою жизнь на том умственном и нравственном уровне, с которым они покидают эту землю; и так как их счастье основывается главным образом на симпатии, то те, кто приходят туда с низким уровнем нравственного развития, поначалу длительное время бывают лишены возможности оценить это счастье и наслаждаться им».

16.       Не следует забывать, что все зави

сит от соотнесения со своим окружением.

Если бы мы могли помыслить мир, кото

рый был бы в тысячу раз плотнее, тяже

лее и темнее нашего, мы ясно увидели

бы, что для своих обитателей он будет ка

заться  таким  же,  каким  нам  кажется

наш, при условии, что сила и ткань в нем

будут находиться в том же состоянии. Ес

ли, однако, обитатели такого мира сопри

коснутся с нами, то мы покажемся им су

ществами в высшей степени воздушны

ми, живущими в какой-то странной ат

мосфере света и духа. Они, быть может,

не вспомнят, что и мы чувствуем и дейст

вуем так же, как они, при условии, что

наше существо и окружение гармониру

ют и соотносятся друг с другом.

17.       А теперь давайте рассмотрим дру

гой случай — с жизненным слоем, кото

рый настолько же превосходит наш, на

сколько мы превосходим мир свинцовых

людей. Нам тогда также покажется, что

люди эти, эти «духи», как мы их называ

ем, обитают в мире туманов и теней. Мы

не учитываем при этом, что и там все на

ходится в соответствии и гармонии, и по

этому область, в которой духи живут и

движутся и которая кажется нам миром

иллюзий и грез, для них так же реальна, как для нас реальна наша планета, а духовное тело настолько же вещественно для другого духа, как наше земное тело вещественно для других людей.

18.       Есть еще и другой вопрос, заслу

живающий того, чтобы быть здесь рас

смотренным, поскольку на первый взгляд

он,  пожалуй, способен даже ужаснуть,

хотя все же и поддается анализу, коль

скоро мы за него возьмемся. Я имею в ви

ду постоянное утверждение из потусто

роннего мира о том, будто новоприбыв

шие не знают, что они умерли, и что про

ходит много времени,  иногда слишком

много, прежде чем они окажутся способ

ны это понять.

Они все согласны с тем, что подобное состояние замешательства и неопределенности очень вредно для духа и тормозит его развитие и что некоторое знание этой первостепенной истины на земле есть единственный способ уберечь себя от поры тоски и отчаяния в загробной жизни. Не приходится удивляться тому, что они, оказавшись в условиях совершенно отличных от тех, к которым их готовило любое из научных или религиозных учений на земле, воспринимают свои новые необычные ощущения как странный сон, и чем более правоверны или материалистичны были их взгляды при жизни, тем труднее им окажется принять эти условия со всем тем, что они налагают. По этой самой причине и еще по некоторым другим, данное откровение крайне необходимо всему человечеству.

Достижением наименьшей практической важности будет хотя бы то, что и людям преклонного возраста придется понять, насколько им еще необходимо развивать свой ум: ведь если у них и не окажется времени применить свои знания в этом мире, то они останутся при них как неотъемлемая часть их умственного богатства в последующей жизни.

19.       Такова в общих чертах потусто

ронняя жизнь в простейшем своем выра

жении, ибо на самом деле она отнюдь не

проста, и мы улавливаем лишь слабые от

блески бесконечных кругов внизу, спу

скающихся во мрак, и бесконечных кру

гов вверху, восходящих к божественному

сиянию, которое развивает, определяет и

оживляет все и вся.

20.       Что касается больших подробно

стей относительно потусторонней жизни,

то ими, вероятно, даже лучше и пренеб

речь по той простой причине,  что это

большие подробности. Мы все вскоре узнаем их сами, и одно лишь праздное любопытство побуждает нас спрашивать о них сейчас. Ясно одно:-в том мире существуют духи и более высокой организации, для которых синтетическая химия, та, которая не только создает материю, но и изготовляет из нее предметы, является делом привычным. Во время некоторых сеансов мы видели их за работой в нашей более грубой среде, на которую настроены наши материальные ощущения. Если они могут создавать видимые предметы даже в земных условиях, в ходе некоторых наших сеансов, то чего тогда только ни ожидать от них в их собственной среде, когда они работают над сотворением эфирных предметов?

О них, вообще говоря, можно сказать, что они в состоянии воссоздать любой предмет, аналогичный уже существующему на земле. То, как они это делают, возможно, остается предметом догадок и размышлений для менее развитых духов точно так же, как для нас предметом догадок и размышлений являются достижения современной науки. Ведь если бы вдруг какой-то обитатель нечеловеческого мира вызвал одного из нас и попросил его объяснить, что такое тяготение или что такое магнетизм, то как бы беспомощно мы выглядели!

21.       Известный английский поэт, лите

ратурный   критик,   тонкий   мыслитель,

Джеральд Масси в следующих выражени

ях высказал свое отношение к спиритиз

му:

«Спиритизм стал для меня, как и для многих других, истинным расширением моего умственного горизонта и пришест.-вием неба, превращением веры в действительные факты; без него жизнь всего более походит на морское плавание, совершаемое при задраенных люках в темном и душном трюме корабля, в коем единственном светом, доступным взору путешественника, будет одно только мерцание свечи; и вот, как будто этому путешественнику вдруг позволили великолепной звездной ночью выйти на палубу и впервые увидеть величественное зрелище свода небесного, пылающего мириадами огней во славу Творца».

22.       Если бы человек мог видеть, слы

шать и чувствовать все это и тем не менее

оставаться неубежденным в реальности

незримых разумных сил вокруг себя, то у

него были бы веские основания сомне

ваться в здравости собственной психики.

Тот, кто видел, хотя бы смутно, сквозь навесу, руки, протянутые ему из загробного мира, и кто касался их, хотя бы слегка, тот действительно победил смерть. Есть нечто более сильное, чем просто вера, и это — знание. Так вот, я утверждаю эти вещи, потому что у меня есть знание о них. Я не ВЕРЮ, я ЗНАЮ.

23. Встаньте на короткую ногу с неоспоримой очевидностью. Расширяйте и одухотворяйте свои мысли. Плоды этого покажите в своей жизни. Отсутствие эгоизма — вот движущая сила всякого нравственного развития. Осознайте не как вопрос отвлеченной веры, но как осязаемый предмет, столь осязаемый и явный, как, например, улицы города, по которым вы ходите, тот факт, что мы ступаем в иную жизнь, в которой счастье станет доступно всем, и что счастье это может быть задержано или даже отнято у нас лишь безумием и эгоизмом в течение этих немногих скоротечных лет. Проникнитесь этой величественной истиной!

 

(Из книги Артура Конан Дойля «Новое откровение»).

 

ОПИСАНИЕ ТОГО, ЧТО ПРОИСХОДИТ ПОСЛЕ СМЕРТИ,

полученное    Томмазо    Паламидесси как он пишет об этом в своей книге Техника раздвоения и путешествия в сверхчувственных»), от иерархически высокого духа, нареченного «Учителем Третьего Неба», во время «путешествия» по методике ЭККАНКАР.

1.         Во время предсмертной агонии пред

мысленным взором умирающего прохо-

глт итоговое видение всех событий и дел

 жизни. Как принято говорить, он просматривает «панорамную картину» того, что сделал он хорошего и дурного во вре-УСЯ своего пребывания на земле. Все продлит пред ним, как если бы он глядел в ;еркало.

2.         Какое-то время, которое для каждо-

различно,  умершие обыкновенно не знают того, что они умерли. У некоторых душ это незнание длится довольно долго, и долго продляется для них страдание, обусловленное тем, что у них есть желание действия, но нет возможности к совершению его, или нет возможности быть услышанными теми, кто остался на земле, поскольку у умершего отсутствует теперь физическое тело.

3.         Умершие наделены формою челове

ческого тела, и все они утверждают, что

вновь обрели себя в этой самой форме, за

исключением только тех, кто принадле

жат к «небесам вышним».

4.         В миг отделения от тела их встреча

ют те родные и друзья, которые умерли

прежде. Такие встречи происходят уже за

несколько дней перед кончиной; порой

это также случается во время тяжелой

болезни.

5.         После смерти они проходят чрез фа

зу целительного сна,  более или менее

длительную.  Это  настоящие  обмороки,

длящиеся три, три с половиной дня и бо

лее того.

6.         Окружающая обстановка, в которой

они оказываются, подобна той, которая

была у них на земле, но она походит на

грезу, одухотворена.

7.         Умершие, т.е. развоплощенные ду

ши, узнают, что в духовном мире мысль

является   силой   созидательной,   с   по

мощью  которой дух,  пребывающий на

уровне астральной энергии, может на ос

нове своих воспоминаний воспроизвести

вокруг себя привычную ему обстановку.

Они учатся этому на собственном опыте

или по объяснениям духов родных и дру

зей. Стоит им лишь подумать о каком-то

предмете, как он появляется перед ними

и конкретизируется.

8.         Умершие очень быстро постигают

то, что разговор посредством произнесе

ния слов — не более чем иллюзия, пото

му как они изъясняются между собой на

языке духовном, т.е. посредством прямой

передачи мысли.

9.         Они обнаруживают, что способность

духовного зрения позволяет им воспри

нимать, видеть предметы одновременно

как внутри их, смотреть сквозь них, так и

со всех сторон снаружи. Это явление при

суще     пространствам,     превосходящим

трехмерное.    Трехмерное   пространство

свойственно тем, кто живет на земле.

В состоянии агонии умирающие могут видеть как родственников, находящихся у изголовья, так и то, что одновременно происходит в соседних комнатах или в другом городе за много сотен километров. То же случается с ними и после того, как они умерли. Это явление подобно раздвоению (дупликации) у живого человека. (Например, экканкар).

10.       Они узнают, что как сами они, так

и другие могут мгновенно переходить из

одного состояния в другое, из одних усло

вий в другие, переноситься из одного мес

та в другое, без каких-либо ограничений,

на любое расстояние. Все это происходит

просто в силу самого акта воления. Это

позволяет им переходить в свою духов

ную среду, а также летать на большей

или меньшей высоте над флюидической

землею, каковая в определенных случаях

может быть также и физической землей.

11.       Умершие, как и другие их спутни

ки, живущие в этом мире, оказываются

автоматически и неотвратимо увлекаемы

к той духовной сфере, каковая соответст

вует им в силу неизбежного закона сход

ства и подобия. Поэтому злые присоеди

няются к злым и испытывают ужас и от

вращение от присутствия «демонов». На

оборот, те, кто хороши или совершенны,

устремляются в подобную им сферу, где

оказываются среди друзей и тех, кто им

симпатичен,   в   присутствии   «ангелов»,

«святых», «святого заступника», к кото

рому обращались при жизни, благого ду

ха-водителя и др*.

В послесмертном состоянии облик, который приобретают лицо и тело, отражает красоту души, ее добродетели и доставляет радость другим душам. В мирах же тяжелого очистительного и искупительного испытания души приобретают обличья чудовищные, отталкивающие, устрашающие неустойчивостью или флюидической гибкостью их тела, которое ощущает на себе все страсти, терзания и мучительные состояния, производимые видением места, в котором они находятся, а также присутствием других, подобных им покойников.

12.       Умерших встречают духи родных и

друзей, которые приходят провести вновь

прибывших, прежде чем они погрузятся в

восстановительный сон, период бессозна

тельности. Помощь родных и друзей бу

дет тем сильнее, чем больше вспоминал

он их при жизни в своих молитвах и чем чаще заказывал поминание в церкви. Это закон воздаяния в согласии со словами Св.Павла (к Галатам, YI, 8): «Сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную».

13.       Что же касается тех, кого встреча

ют  обиженные  родственники  и друзья

или же враги и кто еще не достигли внут

реннего мира и не умеют любить тех, что

причинили им страдания, то встречаю

щие их приходят с тем, чтобы напасть на

них и ввергнуть их в удручающие усло

вия, пособляемые в этом ангелом-храни

телем несправедливости. Это происходит

перед тем, как начнется сон, но также и с

приходом в себя после него.

14.       Умершие видят свой собственный

труп в гробу или на смертном одре и мо

гут также наблюдать выделение и сгуще

ние своего эфирного тела над телом фи

зическим. Это подтверждается и ясновид

цами, которые когда-либо находились у

изголовья умирающего.

15.       Развоплощенные индивидуально

сти не могут быть совершенно тождест

венны, а стало быть, и оказаться в совер

шенно одинаковом духовном состоянии,

дабы и впредь совместно идти по тому же

самому пути. После смерти души-близне

цы, бывшие таковыми на земле, в мире

духовном также разделяются, хотя и мо

гут видеться друг с другом, когда того хо

тят и желают. Они останутся вместе, если

у них будет одна общая задача и еслп

вместе отдадутся тому же самому испы

танию в деле духовного возвышения. Га

рантия того, чтобы быть вместе, только Е

одном: заниматься общим делом.

16.       Развоплощенные духи (даже если

они и в состоянии силою мысли более

или менее хорошо создавать то, что бы

желали и в чем имеют нужду), когда де

ло идет о весьма сложных работах или

имеющих очень большое значение, по

ручают это дело группам духов, специа

лизирующихся   на   выполнении   таких,

трудных работ.

17.       Тот,   кем  владеют человеческие

страсти,  оказывается привязан  к тому

месту, к той среде, в которых он жил, i:

это может длиться как долгое, так и не

долгое время. Будучи лишен целительно

го сна и находясь под влиянием внуше

ния или иллюзии, он продолжает считать

себя человеком — мужчиной или женщи

ной в зависимости от пола, — живущие

среди  живых,   он  пребывает  словно Е:

власти кошмара, странной удручающе:

грезы, что может сделать из таких духов нарушителей спокойствия и вредителей*. 18. Душа умершего неописуемо страдает от того, что видит терзания и мучения близких, которых она оставляет у своего смертного одра. • Она замирает в нерешительности и не находит в себе сил вступить в контакт с теми, кто уже прежде нее оказались в этом новом для нее состоянии. Ей нужно будет сделать огромное усилие, чтобы освободиться от вредоносного влияния тех, кого она только что оставила.

 

МОСТ БЕРТОНА

Так называются речевые контакты с загробным миром, происходящие с помощью радиоаппаратуры, компьютера, телевизора и телефона. Данная информация является сводом сообщений, полученных при посредстве этого метода немецкими исследователями Магги Харш-Фишбах и Дитером Вирговским.

1.         Человек после смерти его тела про

должает жить на Третьем уровне, кото

рый так же реален, как и Земля.

2.         Живущие в том мире имеют тело,

как и мы. Там не существует болезней.

Тела, искалеченные на земле, в том мире

восстанавливаются. Слепым возвращает

ся способность зрения, бывшие глухими

обладают   совершенным   слухом.   Рост,

цвет волос и кожи остаются такими же,

какими они были при жизни человека на

земле. Все люди, живущие в том мире,

выглядят так, будто они достигли 25—30-

летнего возраста. Старость и физические

уродства   совершенно   неведомы.   Люди

живут там в приятно обустроенных жи

лищах. У Них прекрасная природа и мяг

кий климат.

3.         Люди, умершие на Земле в пре

клонном возрасте, «пробуждаются» там в

полном сознании после восстанавливаю

щего сна. В земном исчислении он длится

около шести недель, но может быть и ко

роче. Детей с любовью принимают нахо

дящиеся там родственники и друзья, ко

торые заботятся о них, и дети растут и

развиваются до 25—30-летнего возраста.

4.         Личность и характер попадающих

туда людей остаются без каких-либо из

менений. Они могут продолжать учиться

совершенствоваться.

5.         Люди, чьи мнения и представления

совпадают, объединяются в группы и об

разуют Единство. Это Единство представ

ляет собой первую ступень на пути в Чет

вертое измерение.

6.         Умершие земляне обитают в том

мире совместно с другими человеческими

существами, населявшими до своей те

лесной смерти иные планеты нашей ма

териальной Вселенной, а также и с бесте

лесными существами.  Там собрано по

рядка 60 миллиардов гуманоидов из всех

миров. Между ними процветают дружба

и партнерство, хотя и нельзя сказать, что

все физические проблемы и конфликты

там устранены.

7.         Сексуальность там никоим образом

не отрицается, так как она свойственна

человеческой сущности. Главное, чтобы

партнеры гармонировали друг с другом и

испытывали взаимное влечение.

8.         В том мире, как и здесь, люди пьют

и едят, но их пища производится синте

тическим путем, любого рода земная пи

ща может быть там материализована.

9.         Высшие животные также продолжа

ют жить на Третьем уровне после своей

земной смерти, и люди о них заботятся.

Есть там и неизвестные на Земле виды, на

пример, райские птицы, сказочно краси

вые бабочки. У животных возраст таков, в

каком они лучше всего себя чувствуют.

10.       Третий уровень находится на пла

нете, которую жители ее называют Мар-

дук. Она отдалена от Земли во времени и

пространстве и не может быть найдена в

Солнечной системе. Мардук имеет три

солнца: вокруг одного он вращается,  а

двумя другими освещается. Там никогда

не бывает темноты. У Мардука есть своя

Луна, которая больше земной. Планету

пересекает одна большая Река Вечности,

которая   огибает   ее   многочисленными

витками.

11.       После перехода в Четвертое изме

рение человек освобождается От дальней

ших   перевоплощений   в   материальных

мирах. Для того чтобы осуществить кон

такт с землянами, таким людям прихо

дится приближаться к нашему миру и по

возможности приспосабливаться к нему.

Они, со своей стороны, также исследуют

вопросы транскоммуникации. Многие их

достижения могут быть землянам полез

ны.

 

 

ИЗ НЕДАВНИХ ПУБЛИКАЦИЙ НА ТЕМУ «LIFE AFTER LIFE»

 

Трудно сказать, что все же заставило этих людей выйти на журналиста. Скорее всего, желание поделиться хоть с кем-нибудь уже начавшей угнетать тайной и, видимо, в некоторой степени профессиональное тщеславие. Хотя в случае разоблачения им грозит множество неприятностей, начиная со служебных скандалов, в связи с нарушением клятвы Гиппократа, кончая обвинением в покушении на убийство. В международном праве также существует ряд статей, запрещающих проводить эксперименты на людях, пусть даже добровольцах.

Цель эксперимента два молодых ученых-медика — назовем их Энтузиаст и Скептик — представляли себе достаточно расплывчато. Провести весь опыт «Life after life» в лабораторных условиях от начала до конца. Исключить все элементы случайности, все естественные (научные) объяснения: фармакологические — они решили не применять лекарственных препаратов; неврологические — некронавты должны быть психически нормальны; физиологические —- от разведчиков требовалось абсолютное здоровье.

Из друзей вызвались двое молодых здоровых людей с устойчивой психикой. С точки зрения экспериментаторов, все эти качества повышали шансы успешного возвращения.

В медицинском учреждении города Энска наступила одна из воскресных ночных смен. Все были в сборе. Первым на реанимационный стол лег Спортсмен. Этот человек не был религиозен, и он не был также обременен познаниями в специфической «околосмертной» литературе, начиная с Кюблер-Росс, Моуди, Грофа, Халифакса, Сабома.

Первый некростарт они определили как «Сверхскоростное угасание физиологических функций организма при полном сохранении ясности сознания».

Говоря по-человечески — за несколько минут, а последняя фаза длится даже секунды, человек «отъезжает», отчетливо сознавая все происходящее.

Они не представляли еще, как подействует на организм придуманная ими методика умерщвления. Известно, что при умирании человека некое качественное изменение сопровождается импульсом чрезвычайно сложной конфигурации на экране электроэнцефалографа. За ним следует электрическое молчание. Это явление отметили и экспериментаторы.

В дальнейшем они дали ему две трактовки. Первая: «импульс перехода», сигнал энергетического выброса, «отрыва» души от тела. Вторая: «финиш—сигнал» — все мозги «замкнуло».

 

Итак, в следующую секунду Спортсмен был в состоянии клинической смерти. Оставалось сидеть и выжидать положенное время. Впоследствии они признавались, что выдержать его было чрезвычайно сложно. Они намеревались выждать минуту, но «сорвались» на несколько секунд раньше. Некронавт был возвращен достаточно быстро и тотчас же окружен заботливым вниманием и вооружен диктофоном. Через пару минут, которые дали ему, чтобы оклематься, посыпались вопросы.

Чувствовал он себя хорошо, хотя и был слаб. Технология некростартз была продумана и предусмотрено отсутствие повреждений.

Анализируя текст фонограммы, полученной от Спортсмена прямо на реанимационном столе, можно сразу сказать, что до некоторой степени он схож с повествованиями пациентов доктора Моуди. Хотя и не во всем.

Во-первых, некронавт испытал состояние отрыва от тела и наблюдения его со стороны в процессе умерщвления. В частности, находясь на точке за спинами экспериментаторов, он засек показания одного из приборов, зафиксированные на бланке эксперимента, но не произнесенные вслух, что подтверждается магнитозаписью, которая велась во время всего эксперимента. После этого с ним произошло нечто, что ему с трудом удалось описать. По его словам, картинку мира «вывернуло» в странной проекции, из-под нее явилась черная пустота, и последовало ощущение перемещения со страшной скоростью. Движение сопровождалось ощущениями, аналогичными реакции вестибулярного аппарата.

Однако даже дотошному Скептику не удалось «вытянуть» из некронавта, каково же было направление движения. Назад? Вперед? Падал или летел? Учитывая, что никаких более реалий — зрительных, осязательных или слуховых — некронавт привести не мог, Скептик сделал вывод, что нейроим-пульсы пришли в вестибулярный аппарат извне и не нашли в нем соответствий. О времени полета некронавт заметил: не очень долго, но кажется, что страшно далеко. Вдруг пустота «завернулась» обратно, и он оказался в каком-то условном «помещении», однако лишенном большей части обычных свойств. Как довольно быстро уяснил Скептик, понятие «помещения» было заимствовано некро-навтом из реалий здешнего мира. На самом деле он почувствовал себя находящимся в искристом тумане, где на небольшом отдалении уже терялись всякие контуры. И, видимо, желтоватая отсветка «тумана», по ассоциации с электрическим светом, создала у Спортсмена представление о помещении.

По его высказыванию, «все искрилось, как снежинки сверкают в свете фонарей». Здесь он обрел ощущение направления. Их было три: назад, влево (но ему показалось, что туда нежелательно) и вперед, на «выход» из тумана. «Вправо» было закрыто для него.

И вдруг он увидел Существо. Оно находилось приблизительно в трех метрах от него и напоминало изрядно размытую, более темную, чем «туман», тень вертикальной ориентации. При попытке во время разбора определить, человек ли это был, некронавт растерялся: «некто», и все. Вначале он произвел на некронавта впечатление сидящего за столом человека. Заметив (увидев? почувствовав?) появление некронавта, «Человек за столом», «Диспетчер», как он назовет его впоследствии, проявил внимание к возникшему. И Спортсмен ощутил не очень приятное психическое давление. Наконец «Диспетчер» обратился к Спортсмену. Приблизительно это можно передать как наиболее общий вопрос типа «Ну?». Сопутствовало ему непривычное и неприятное ощущение, сходное с чувством голода — сосущей пустоты внутри. Энтузиаст, ориентирующийся на концепцию Моуди, допытывался 'затем, не было ли это похоже на то, что он «посмотрел» тебя насквозь: что ты есть? Что собой представляешь?

Дальше он понял, что его приглашают. Но так же и то, что дальше, вперед, двигаться нельзя. Если он сделает это, назад уже не вернется. Характерно, что он продолжал помнить о своем задании. Он не сдвинулся с места. Диспетчер изъявил удивление: «В чем дело?». Некронавт попытался ответить несуществующим ртом, даже почувствовал напряжение собственной гортани: «Мне не надо туда. Я должен только посмотреть и вернуться обратно». Однако основную эмоцию этого сообщения, видимо, ему передать удалось. Реакция: как? Он ощутил напряжение, возбуждение, тревогу. Появились еще существа, и они начали обмениваться информацией о нем.

И вдруг он почувствовал, как мощно, точно пылесосом, его затягивает назад. Снова полет — уже обратно. Теперь летелось гораздо спокойнее — эти ощущения ему понравились, даже доставили определенное удовольствие. Но при попадании в тело на несколько секунд некронавт потерял восприятие. Открыл глаза он уже на самом деле, подняв несколько отяжелевшие веки.

Энтузиаст немедленно потребовал охарактеризовать «Диспетчера» и «дспетчер-скую». Ощущается ли он как «Светлая сила», «Светлая личность»? Ответ: «Не знаю». А может ли «туман» ассоциироваться с церковной  обстановкой,   не   напоминает  ли,   к примеру, сияние свечей сквозь дым паникадила? «Да, отчасти...»

К сожалению, большего некронавт сообщить не мог. Однако после эксперимента он изменился очень сильно. Его отношение к ценности жизни стало гораздо серьезнее. Когда ему предложили повторить опыт, он резко отказался, мотивируя свою позицию тем, что на сей раз его шансы вернуться крайне невелики: во второй раз «Диспетчер» не простит ему греха.

Однако, как стало известно редакции газеты «Интеллектуальный мир», второй некростарт все-таки состоялся.

 

Комментарии священника, ученого-реаниматолога и ученого философа-этика

 

Александр БОРИСОВ, священник, считает:

 

«На мой взгляд, подобные эксперименты не только недопустимы с точки зрения закона, морали и нравственности, но и излишни с точки зрения науки. Еще в 1990 году, когда мой перевод «Жизнь после жизни» был опубликован в № 9 и № 10 журнала «Волга», я дополнил его обращением к читателям, пережившим состояния, аналогичные тем, что описаны в книге Моуди, с просьбой написать мне об этом. В отве;г на мое обращение стали приходить письма. Оказалось, что в нашей стране достаточно много людей, переживших подобный опыт.

Их попытки говорить об этом раньше оканчивались неудачей — их принимали за ненормальных. Атеизм окружающих, и зачастую их собственный, усиливали эффект ненормальности. Книга же дала возможность этим людям осознать ценность своего опыта. Они пишут о том, как изменилась их жизнь после пережитого, как изменились их представления о ценностях, о религии, о мире. Они говорят о душе как о реальности.

Я считаю, нужна передача на телевидении. Я и несколько специалистов из приватного научно-исследовательского Института физики Логоса, взявшиеся помогать мне в анализе писем, хотим рассказать в ней о результатах своей работы. Но у нас пока лишь десятки писем, а для полноценного научного исследования нужны сотни и тысячи».

 

Александр ГУРВИЧ, д.м.н., реаниматолог полагает:

 

«Явления, которые описал доктор Моуди с переживаниями человека, находящегося на грани жизни и смерти, в частности, в состоянии клинической смерти, заслуживают большого внимания по многим Причинам как религиозного, так и научного порядка. Эти наблюдения подтверждены в публикациях и ряда других исследователей США (в частности, Майкла Сабома).

Трактовка этих явлений неоднозначна. Некоторые из ученых считают эти переживания простыми галлюцинациями, другие склонны вообще игнорировать их как не представляющие интереса. Беда российских исследователей и исследователей других государств СНГ в том, что в их распоряжении нет собственных надежных, достаточно систематизированных и правильно проанализированных наблюдений, тогда как американские данные — пожалуй, в основном потому, что они «не свои» — вызывают настороженность и недоверие, хотя выражение «свет в конце тоннеля» уже довольно широко вошло в нашу лексику. Поэтому я присоединяюсь к призыву отца Александра Борисова, но обращаюсь одновременно и к анестезиологам, реаниматологам, кардиологам, неврологам — врачам, непосредственно сталкивающимся с состоянием, пограничным со смертью, с предложением обратить внимание на возможность особых переживаний у их пациентов, фиксировать эти наблюдения и сообщать о них также в наш институт (Институт общей реаниматологии РАМН).

Я думаю, что Российское общество анестезиологов и реаниматологов обсудит эту публикацию и примет по ней решение, которое поможет собрать, обобщить, грамотно и объективно проанализировать собранные наблюдения и сделать соответствующие выводы.

Приводимый же выше эксперимент я не считаю себя вправе комментировать по чисто моральным соображениям.

Речь идет об уголовном преступлении, которое должно стать объектом внимания прокурора,   ведь   испытуемый  мог  серьезно пострадать. Легко доказать, что этот эксперимент безграмотен с физиологической точки зрения, не дает почти ничего нового по сравнению с тем, что известно по публикациям Моуди и других авторов, и отражает низкий нравственный уровень части нашего общества, в том числе некоторых медиков. Вместе с тем, сам факт проведения подобных опытов подтверждает настоятельную необходимость организации в нашей стране сбора, объективного обобщения и анализа явлений, имеющих место на грани жизни и смерти».

 

Людмила КОНОВАЛОВА, д.ф.н., этик, замечает:

 

«Смерть — это тайна, которую вечно будет решать человек. Недаром религия определяет человека как «смертного». Это удел всего живого, но только человек осознает смерть как расставание. Исследование этой проблемы — благородное дело, но следует наложить некоторые ограничения.

Первое — и здесь я абсолютна согласна с Александром Марковичем, — чтобы данные собирали врачи. Затем — необходимость выделения объективных элементов. Это ограничение по уровню верифицируемости. Ограничение третье, и основное — ни в коем случае не впадать в некрофилию! Спиноза сказал в свое время: мудрец должен думать не о смерти, а о жизни.

Изучать этот опыт следует ради жизни. Жизнь должна быть доминантой исследований. Мы должны овладеть культурой и смыслом смерти как части жизни».

(Анна Краевская, Александр Аннинский. «Путешествие в смерть». Иллюстрированная газета «Интеллектуальный мир», № 1, май 1992 г.).

 

<<< Содержание номера             Следующая статья >>>