Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Журнал «Твоё здоровье»


Издательство Знание 1-2/1994

 

Физиогномика

 

 

ФЕНОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ         

 

В истории человечества веками накапливался опыт наблюдений различных явлений (феноменов), относящихся к внешним телесным признакам у человека, по которым пытались судить о состоянии здоровья, психических особенностях и даже интеллектуальных способностях. В выпусках № 1,2,3,4,5 и 6 «Твое здоровье» за 1989 г. обсуждалось одно из таких явлений — кожный рисунок ладоней и пальцев рук, а также стопы с позиций дерматоглифики (области исследований, позволяющей с помощью простейших тестов выявлять группы риска наследственных заболеваний) и хиромантии — искусства «чтения руки».

В нынешнем году серия публикаций под рубрикой «Фенология здоровья: посвящается следующему явлению, также имеющему диагностическую и терапевтическую ценность. Этот феномен — лицо человека. На протяжении 2,5 тысячелетий изучением его занимались врачи и физиогномисты, «читающие» по лицу, анатомы и художники, писатели и физиологи, психолога и косметологи, артисты и криминалисты. Что же дает взгляд на лицо человека диагностике и терапии, психологическому познанию самого себя и окружающих людей? Об этом и пойдет речь в наших выпусках.

 

В ПОИСКАХ «ЗЕРКАЛА ДУШИ»

 

«Мы иногда совершенно верно судим о человеке по первому впечатлению, на основании, быть может, и бессознательно накопленного опыта, в силу ассоциации угадывая в человеке те или иные качества. А потому он сразу становится нам либо симпатичным, либо антипатичным. Замечательно, что женщины в этом отношении гораздо проницательнее мужчин, но если их попросить привести в пользу своего суждения доводы, ,то сплошь и рядом у них таковых не оказывается. Мы полагаем, что это объясняется и до известной степени интуицией — бессознательным наитием, тем даром угадывания, не скажу ясновидения (так как это не имело бы прямого отношения к предмету обсуждения), которым женщины наделены от природы гораздо больше, чем мы, мужчины».

Вот как рассуждали физиогномисты на рубеже XIX — XX столетий, судя по цитированному отрывку из руководства по искусству «чтения лица» — физиогномике (Гр. Ф-т «Как узнать характер человека». Изд. 4-е. Полезная библиотека. Спб., 1910). Что же известно сегодня? Каков современный научный взгляд на лицо человека и каковы практические возможности использования знаний о самом явлении? Для ответа на этот вопрос обратимся к недавно вышедшей монографии В.В.Куприянова и Г.В.Стовичека «Лицо человека: анатомия и мимика» (М.: Медицина, 1988), рассчитанной на врачей, анатомов, физиологов, психологов, криминалистов, косметологов.

Уже одного наблюдения за позой человека, походкой, движениями тела и конечностей бывает достаточно для того, чтобы сделать какие-либо выводы о его состоянии, пишут исследователи. И существуют специальные тесты, которые обычно используют невропатологи и психиатры, травматологи и ортопеды, да и просто наблюдательному человеку о многом могут сообщить, скажем, руки (жесты), когда они отражают нервозность или ласку, агрессивность или слабость, безволие или протест и другие эмоции. Но даже невольно мы склонны сосредоточивать свой взгляд именно на лице человека. Что же делает его столь притягательным?

Притягивает взгляд, выразительность лица, его мимика, которая у человека складывалась исторически и эволюционно, как первейшее средство общения. Бесконечная гамма переживаний может быть выражена языком мимики, им пользуется новорожденный и даже у недоношенных регистрируются мимические движения («гримасы эмбриона»). Отражая чувства и мысли, мимические движения являются элементарным языком, дополняющим речь, лицо же выступает своеобразным органом экспрессии (выразительности), при этом мимические движения воплощают в себе и независящие от воли субъекта (непроизвольные) психомоторные реакции, подчеркивается в книге.

Мимикой называют также искусство выражать чувства и мысли движениями мускулов лица и соответствующими жестами. Но наедине с собой человек не думает о своей мимике, за исключением тех случаев, когда он заранее и направленно отрабатывает ее, замечают авторы. Собственно, нюансы мимики формируются и развиваются в общении с окружающими, в поисках средств усиления своей эмоциональной и интеллектуальной выразительности. Тем самым, обращая индивидуальные качества человека «вовне», мимика выступает одной из форм социального общения.

Несомненно, лицо служит источником производимого впечатления на окружающих. Но насколько можно доверять тому, что выражает собой экспрессия лица?

Действительно, ребенок рождается с натуральными мимическими реакциями на внешние и внутренние мотивы, а у взрослых это уже продукт воспитания, заимствования и подражания при всей наследственной обусловленности. В отличие от натуральной мимики  искусственная  мимика  —  это способ воздействия на окружающих, способ внушения. И потому нужны какие-то критерии достоверности того, что мимическая реакция совпадает с действительным состоянием мыслей и чувств, настроений субъекта.

В обыденной жизни натуральная мимика постоянно переслаивается с мимикой искусственной, причем диапазон выразительности необычайно велик — от амимии (безликости) до мимикрии, выражающей даже сильнейший аффект. Искренность и полнота отражения внутреннего мира — вот идеальный критерий, позволяющий исключить любую фальшь, лишь тогда мимика выражает истинное состояние. Стихийная, непроизвольная мимика — привилегия детей и больных.

Анатомы и физиологи выявляют зависимость той или иной экспрессии лица от положения мимических мышц, взгляда, формы глаз, носа и других частей лица, в то время как психологи стремятся выявить взаимосвязь мыслей и чувств, скрытых за внешними признаками. И таким образом, чувственные экспрессии во всей их мозаичности, в движении становятся доступными для объективного научного исследования. И все же какова роль интуиции, о которой говорилось в цитированном выше физиогномическом руководстве? Сегодняшний научный взгляд, согласно В. Куприянову и Г. Стовичеку, свидетельствует о следующем.

Анализируя выражение лица, конечно, нельзя быть застрахованным от ошибок, даже принимая во внимание движения глаз, положение губ, жест, позу, речь наконец. Но когда в естественные рассудочные оценки включается интуиция, определение подлинного психического состояния по экспрессии лица становится более успешным.

Речь идет о постижении особенностей, характеризующих личность другого человека путем непосредственного усмотрения — без обоснования с помощью доказательств. Ни ширина подбородка, ни размеры глаз, ни форма носа в отдельности не свидетельствуют ни об эмоциях, ни о чертах характера, считают исследователи, эти признаки занимают свое место в ансамбле мимики на эмоционально подвижном лице. И впечатления от экспрессии корригируются интуицией, воплощающей жизненный опыт и искусство предвидения.

Такая способность проникать в глубину человеческой души по едва уловимым особенностям экспрессии лица не имеет в основе своей ничего мистического: по свидетельству, например, писателя А. И. Куприна («Звезда Соломона»), способностями физиогномистов обычно обладали старые судебные следователи, талантливые уголовные сыщики, опытные гадалки, психиатры, художники-портретисты.

Врача объединяет с художниками постоянная готовность следить за оттенками выражения лица, так как ответственность за жизнь больного обязывает его видеть не только внешнюю форму, направление линий, размеры частей, границы естественных отверстий на лице, пишут далее исследователи. Для врача лицо больного является окном в его внутренний мир, хотя в последнее время искусством чтения мимики в поликлинике и амбулатории в значительной мере пренебрегают.

А между тем хорошо продуманные методы наблюдения   внешних   признаков   состояния

 

больного, в том числе и легкодоступных визуальному анализу особенностей мимики, со времен Гиппократа (и заведомо ранее) оказывали помощь врачу. И сегодня, когда инструментальные методы обследования больных вытесняют прямое наблюдение у его постели, мы вынуждены признать, считают авторы, что умение видеть и дифференцировать страдания по лицу больного, по его мимике не потеряло своего значения (о «чтении лица» больного будет рассказано в одном из следующих выпусков. — Прим. ред.).

Здесь же заметим, что повторением одних и тех же мимических движений можно добиться выработки стереотипа, закрепляющего мимику той или иной превалирующей эмоции. И добиться автоматизма в воспроизведении такого характерного выражения лица (экспрессии) может каждый, свидетельствуют авторы. Профессионально занимаются этим артисты, что касается остальных — дело не в том, чтобы научиться делать, как говорится, хорошую мину при плохой игре. Это аутотренинг: оказывается, при произвольной тренировке мимических мышц создается так называемая обратная афферентация (обратная связь от мышц к мозгу), воссоздающая соответственные эмоции. А это имеет большое значение для саморегуляции, поскольку, отразив на лице, скажем, радость, веселье, путем тренировок можно добиться заметного улучшения психологического настроя (о методиках такой психотерапии будет рассказано в одном из следующих выпусков. — Прим. ред.).

Но вернемся к вопросу о том, возможно ли определять интеллект и характер человека по его лицу и как относиться к физиогномическим руководствам прошлого?

Хотя многие крупные ученые отвечали на этот вопрос положительно, а большинство исследователей верят в надежность таких признаков, догмы физиогномистов прошлого не должны вводить в заблуждение наших современников, утверждают В. Куприянов и Г. Сто-вичек, замечая, что в то же время было бы ошибкой отказываться от поиска типичных мимических признаков у людей разного темперамента: «успех достигается в научной идентификации типов людей и точной графической, а также количественной регистрации всех параметров лица».

В монографии дается экскурс в историю западной физиогномики, с которой читателю еще предстоит познакомиться на страницах «Твое здоровье». Пока же остановимся на сведениях о физиогномике восточной, система которой разрабатывалась еще в Древнем Китае.

В жизнеописаниях императоров, правителей, мудрецов сопоставлялись с конкретными деяниями особенности их внешности, главным образом лица. И китайские физиогноми-сты из числа конфуцианских моралистов слыли признанными мастерами в искусстве «чтения лица», распространившемся на Востоке. Как пишут В. А. Пронников и И.Д. Ладанов (Японцы. — М.: Наука, 1985), физиогномисты- конфуцианцы старались прежде всего обнаружить наличие или отсутствие на лице признаков таких нравственных качеств, как почтительность к родителям, благопристойность, преданность своему господину, верность властям. И каждому признаку на лице придавалось конкретное значение.

Со временем искусство «чтения лица» развилось и в Японии, дожило и до наших дней. Суть японской физиогномики вкратце сведена в книге В. Пронникова и И. Ладанова к следующему.

Методика «чтения лица» основана на рае-кодировке четко разграниченных позиций, обозначенных номерами в приведенной на иллюстрации (см. на развороте) схеме.

Лицо человека условно разделено (по горизонтали) на три зоны:

верхнюю (в основном лобная часть), дающую информацию за период жизни от 15 до 30 лет, а также период глубокой старости;

среднюю зону (от бровей до кончика носа), отражающую годы жизни от 35 до 50 лет;

нижнюю зону (верхняя губа, рот, подбородок), информирующую о периоде 51 — 77 лет и преклонном возрасте.

Толкование содержания обозначенных номерами позиций на схеме, а тем более их комбинаций довольно сложно (существует несколько школ «чтения лица», основанных на разных системах позиций — числом от 99 до 130). Поэтому начинающий физиогномист осваивает вначале анализ 13 основных позиций (№ 16, 19, 22, 25, 28, 41, 44, 45, 48, 51, 60, 70, 71), выделенных на схеме, приведенной на иллюстрации, цветом. Любая из позиций относится к тому или иному возрасту и одновременно связана со специфическими чертами поведения.

А что касается перечисленных выше трех зон, то правильная форма и здоровый цвет кожи верхней зоны свидетельствуют о прекрасном состоянии тела и духа в соответствующем возрасте, гармоническая сбалансированность в средней зоне — об упорядоченности психики, а правильные формы нижней зоны — об уравновешенности характера.

Вот что берется в расчет при взгляде на основные 13 позиций.

№ 16 — жизнедеятельность в детские годы. Исчерченность зоны в этой позиции указывает на тревожное детство.

№ 19 — отношения с родителями. Лучистый цвет кожи означает удовлетворенность лаской и вниманием со стороны близких.

№ 22 — отношение к жизни. Приятный цвет кожи означает безмятежность, стремление к общению с другими, жизнерадостность.

№ 25 — взаимоотношения с окружающими. Ровная и без дефектов кожа свидетельствует о благополучии, а родники и неровности свидетельствуют о превратностях в жизни.

№ 28 — это место «жизненного клейма»: жизненный путь человека оставляет свою печать наиболее ярко именно на этом участке лица. Исчерченность зоны или неправильная ее конфигурация свидетельствуют о жизненных неудачах, а благоприятный признак — широкая и чистая зона. В этой позиции насыщенность бороздами говорит о зрелости человека.

№ 41 — взаимоотношения с домашними. Впалость и горизонтальные линии говорят о неурядицах, а наползание бровей на глаза указывает на имевшиеся в жизни осложнения.

№' 44 — жизнедеятельность в среднем возрасте. Темная кожа свидетельствует о болезни, а родинки — о трудностях взаимодействия с противоположным полом.

№ 45 — судьба. Правильная форма, приятный оттенок кожи — хороший признак, излом и тусклая кожа означают обратное.

№ 48 — признак удач либо неудач. Округлость, наполненность плотью, здоровый оттенок — удачи, а различные неровности, изрытость — неудачи.

№ 51 — наследственность. Правильная форма — благоприятная наследственность, испорченная же форма сигнализирует о неблагоприятных факторах.

№ 60 — сила воли. Сбалансированность губ в сомкнутых положениях предполагает сильную волю, напряженность губ означает различную степень самоуверенности, а отставание нижней губы свидетельствует о слабости воли.

№ 70 — жизненные силы. Темный цвет кожи означает наличие полноценных жизненных сил, а белый, красный и голубой оттенки означают обратное.

№ 71 — влияние опыта жизни. Выпяченный подбородок означает, что человек был занят тяжелым, изнурительным трудом, а лучистый цвет свидетельствует о благополучии.

Вывод о характере человека и качествах его личности основывается на исследовании всех позиций с учетом состояния и всех пяти жизненных черт: бровей, глаз, носа, рта, ушей. Сбалансированность этих черт (пропорциональность, цвет, чистота и т.п.) является благоприятным признаком. Физиогномисты считают, что если все пять жизненных черт сформировались без изъянов, то жизнь человека с такими чертами подобна «полноводной реке», обратное же свидетельствует о «трещине» в его характере.

В этой связи примечательно мнение ученых, приведенное в монографии «Лицо человека: анатомия и мимика», о которой речь шла выше. Так, длительные экспрессии неизменно приводят к устойчивым изменениям черт лица. По мнению, например, Ч. Белла (1806), активно нагружаемые мимические мышцы отличаются готовностью к сокращениям, а при редком использовании определенных мышечных групп наблюдается структурное изменение тканей лица: мышцы становятся вялыми, атоничными, не готовыми к быстрым адекватным сокращениям.

Однако все эти заключения пока не подтверждены специальными экспериментальными исследованиями, говорится в книге, и несомненно, на выражение лица и характер мимики накладывает отпечаток профессиональная деятельность. Но не только род занятий, а и психические нагрузки, стрессы способствуют образованию особых черт на лице: борозды и морщины — свидетельство перенесенных страданий, обветренная кожа лица у моряков резко контрастирует с цветом кожи у шахтеров. Гладкая кожа на лице сохраняется у людей, проживших счастливую и спокойную жизнь.

Совершенно очевидно, считают В. Куприянов и Г. Стовичек, что объективные параметры лица удастся выразить только с помощью научных методов, поиска новых методов изучения лица, способных повысить диагностическую ценность мимики, решить вопросы измерения индивидуальных признаков лица, так как лишь при их строгой идентификации можно продолжить анализ и выявлять корреляцию между психическими потенциями и физическими трансформациями лица. И новые технические средства, такие, как программирование признаков, алгоритмическое воспроизведение геометрии лица, топологическое моделирование всех нюансов мимики, позволят типизировать экспрессии лица при различных физических и психических нагрузках, эмоциональных состояниях, заболеваниях.

«Объективный научный анализ лица безусловно реален, — заявляют ученые. — Предстоит использовать разнообразные средства получения точных количественных показателей. Насколько велика будет их прогностическая функция, в настоящее время оценить трудно. Однако вряд ли возникнут разногласия по поводу целесообразности постановки и разработки данной проблемы. Уже одна только перспектива дифференциации лица больного способна заинтересовать и воодушевить исследователя».

 

<<< Содержание номера             Следующая глава >>>