Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1989/5

 

Лечение заграницей

 

 

Неприятное предчувствие зародилось в душе уже с утра. Видимых причин вроде бы не было, но все равно душу глодал какой-то невидимый червь, мешая сосредоточиться на работе. Еще раз убедился, что человеческая интуиция — великая вещь, когда вскоре после полудня на рабочем столе зазвонил телефон, и я услышал в трубке взволнованный голос жены.

— Приезжай! Скорей! У сына что-то с ногой. Упал... Не смог подняться... А вот теперь нога распухает.

—        Где упал?— машинально спросил я, не отдавая себе отчета в том, что этот вопрос, пожалуй, уже не имеет никакого значения.

—        Да на площадке, на льду. Боже! Давай скорей! Я уже вызвала нашего доктора.

Доктор, о котором говорила жена, был наш советский врач, обслуживавший весьма внушительную колонию советских людей в Нью-Йорке. Она лечила гриппы, бронхиты, ставила предварительные диагнозы, то есть делала все то, что можно сделать без специальной диагностической аппаратуры или если, скажем, не требовалось серьезного хирургического вмешательства. Она же давала направления к американским специалистам, когда их помощь представлялась необходимой. В данном же случае не вызывало сомнений, что без американских врачей не обойтись.

Дома я застал преисполненную драматизма сцену. Сынишка лежал на диване с сосредоточенным лицом. Он не плакал, но было видно, что утрата возможности свободно двигаться не на шутку встревожила его.

—        Ну,    наконец-то,—    кину

лась мне навстречу жена.— Док

тор говорит, что похоже на пере

лом. Надо везти к врачу. Быстро!

Ехать было недалеко. Тут же, в Бронксе, был травматологический пункт, который содержали несколько врачей и с которым советская колония в Нью-Йорке, по-видимому, установила прочный контакт.

Небольшой, но со вкусом обставленный холл. Из-под незамысловатого светильника на потолке   струится   неяркий   свет.

Пол застлан ворсистым паласом, отчего шаги пациентов и врачей почти не слышны. На журнальном столике— ваза с цветами, переливаются яркими глянцевыми красками последние номера журналов.

Все, кажется, предусмотрено, чтобы человек успокоился, внутренне расслабился перед встречей с Ее Величеством Медициной.

Она же, Медицина, вела себя, словно радушная хозяйка, предельно внимательная даже к случайному гостю.

Мы просидели в приемной не больше двух минут. Отворилась дверь процедурного кабинета, из нее неслышно вышла медсестра в ослепительно белой форме и накрахмаленной шапочке и предложила пройти к врачу.

Быстро сделали рентген, который подтвердил: действительно, перелом.

Через несколько минут был подготовлен гипс. Врач— мужчина средних лет — несколькими сильными движениями выправил ногу и окутал ее быстро застывающим панцирем.

Все мероприятие заняло примерно полчаса. Были получены инструкции по уходу, назначена дата контрольного рентгена, и мы благополучно доставили закованного в гипс малыша домой.

Так состоялось мое первое личное знакомство с американской медициной. Знакомство, оставившее очень приятное впечатление.

Забегая вперед, скажу, что гипс был наложен успешно, кость быстро срослась, и уже через три месяца мой сын бегал как ни в чем не бывало.

Спустя примерно дней десять после нашей поездки к врачу я обнаружил в почтовом ящике плотный конверт. В нем оказался счет из того самого травматологического пункта.

Как вы думаете, во сколько оценили врачи наложение гипса и рентгеновские снимки? Бьюсь об заклад, все ваши догадки не имеют ничего общего с истиной. Более чем в тысячу долларов!

Каждому из нас, наверное, и раньше не раз приходилось слышать о безумной дороговизне американского медицинского /Обслуживания. Много слышал о ней и я, но, признаться, даже очень внушительные цифры, то и дело печатаемые в газетах, не производят такого шокирующего воздействия, как медицинский счет, присланный лично тебе.

 Граждане СССР, как известно, пользуются правом на бесплатную медицинскую помощь, в том числе и находящиеся за рубежом. Но 'невольно представляешь себя на месте американца, который, по идее, должен за все платить сам. И тогда становится не по себе.

А что, если произойдет еще какой-нибудь несчастный случай? Или неожиданно свалит недуг? Ведь стоимость того или иного курса лечения не составляет секрета. Вот только некоторые из тех цифр, которые в середине 80-х годов частенько появлялись в американских газетах:

—        операция по поводу аппен

дицита— 2000 долларов;

—        стоимость одного дня пре

бывания в больнице— 300—600

долларов;

—        электрокардиограмма —

200 долларов;

—        роды — 2560 долларов;

—        дородовое наблюдение —

2000 долларов;

—        консультация    у    педиа

тра— 40—80 долларов;

—        анализ    крови—   40—60

долларов;

—        рентгеновский    снимок —

30—50 долларов;

—        зубная   пломба—  30—50

долларов.

Теперь же представьте себе, во что может обойтись американской семье рождение ребенка плюс неизбежные в этих случаях анализы. В общем, получится, что по стоимости родить ребенка в США— это все равно что приобрести скромный малолитражный автомобиль.

Не дай бог, если еще произойдут какие-либо осложнения. Тут уж кривая стоимости лечения неудержимо поползет вверх.

Конечно, условия в американском роддоме будут не такими, к каким, увы, привыкли наши женщины. Там будет сделано все, чтобы максимально обезболить процесс родов. Там будут вежливость и внимание врачей, медсестер, нянечек. Будут вкусное питание, телевизор в палате, телефон и еще множество всевозможных приятных мелочей.

Но есть болезни, которые способны разорить даже миллионера. Как же быть простому американцу? Не лечиться? Или идти по миру с протянутой рукой?

Но нет, что-то непохоже, чтобы здесь разыгрывались так1.,е трагедии, хотя в отдельных случаях не обходится и без них. Все дело в том, что за десятилетия в США сложилась и окрепла весьма разветвленная система медицинского страхования, способная защитить человека от разорительных ударов судьбы.

Да, американцы сызмальства страхуют себя от болезней. Смолоду оплачивают свои недуги в старости, рождение собственных детей, их неизбежные свинки, кори и другие заболевания, непредвиденные травмы, зубные пломбы и многое, многое другое.

Как правило, такая страховка предоставляется компаниями и учреждениями, где работает человек. Поэтому обсуждение ее условий— неотъемлемая часть любых переговоров о найме на работу.

Если предприятие страховки не предоставляет, то тогда есть многочисленные страховые компании, которые тоже с удовольствием застрахуют ваше здоровье и здоровье членов вашей семьи. Но тогда ежемесячно вы будете выплачивать компании свой взнос. Большой ли? Это зависит от того, на все ли случаи жизни вы хотите застраховаться, от размеров вашей семьи, вашего образа жизни. Да-да, именно образа жизни, ибо страховой агент обязательно спросит у вас о таких вредных привычках, как, например, курение, употребление алкоголя, и на основании ваших ответов сделает определенное заключение. Если ваш ответ будет утвердительным, то страховой взнос ваш, скорее всего, повысят. Какая же компания захочет прогорать из-за ваших пагубных пристрастий?

Для достигших 65-летнего возраста существует также федеральная программа медицинского страхования — «Меди-кейр», в соответствии с которой оплачивается значительная часть услуг врачей. Для малоимущих есть аналогичная программа— «Медикейд». Так что большинство американцев охвачено той или иной программой медицинского страхования.

Большинство, но не все. Как подчеркнул, выступая однажды в конгрессе, известный американский сенатор Э. Кеннеди, в стране насчитывается в общей сложности 37 миллионов человек, которые не имеют медицинской страховки вообще. Никакой! И вот для них болезнь или тяжелая травма становится настоящей трагедией.

Клиники отказываются их принимать, врачи, практикующие в' частном порядке,— осматривать. Машины скорой помощи не знают, куда их везти. Вспыхивают поистине душераздирающие конфликты, которые нередко выплескиваются на страницы газет.

«Долго ли такое будет продолжаться?», «Когда же, наконец, у нас будет система медицинского обеспечения, повернутая не к деньгам, а к человеку?»— с возмущением спрашивают   журналисты.   Вопросы   эти прорабатываются экономистами, социологами, политиками. Но пока никто из них не дает резонного ответа на вопрос «Как быть?».

И впрямь, как?

Существует несколько моделей организации системы здравоохранения. Такая, как у нас, когда все медицинские учреждения финансируются из государственного бюджета, а врачи, по сути, являются государственными служащими; такая, как в США, где практически главенствует частная инициатива, и такая, как. к примеру, в Великобритании, где медицинское обслуживание в принципе бесплатно, то есть финансируется за счет бюджета, но где параллельно существует еще сеть частных медицинских учреждений.

Конечно, бесплатное медицинское обслуживание общедоступно. В этом его огромное социальное преимущество. Но довольны ли мы его качеством? Всегда ли у нас в достатке самая современная медицинская аппаратура, медикаменты? Хороши I ли условия в наших больницах? | Всегда ли внимательны и доброжелательны к нам наши врачи?

Думаю, что ответы, которые читатель даст на все эти вопросы, будут однозначны.

Качеством своей систе1.:; здравоохранения американцы вроде бы довольны. Но вот стоимость... Публикуемые в пе-е~и США данные о стоимости тех или иных медицинских услуг частенько попросту повергают их в шок. Но что поделаешь, если по нынешним временам эти услуги действительно столько стоят?

Будем реалистами: ничего не берется из воздуха, в том числе и в системе здравоохранения. Каждая таблетка, каждая процедура имеют свою стоимость. Правда, мы, привыкшие к тому, что медицина обслуживает нас бесплатно, как-то до сих пор не задумывались об этом. А вот американцы задумались! И приведенный выше прейскурант на отдельные виды медицинских услуг, хотя и выглядит пугающе, но тем не менее отражает, пожалуй, реальное положение дел в условиях США.

Строительство больниц, современное   медицинское  оборудование и компьютеры, хорошее питание, современное оснащение больничных палат, медикаменты — все это стоит денег и, как догадывается читатель, отнюдь не малых. Отдельно надо сказать про оплату медицинского персонала. В США она достаточно высока, и это представляется оправданным. Слишком важна медицина для жизни всего общества, и вполне логично поэтому, чтобы она была отдана в руки лучших его представителей. Лучшие же специалисты в условиях свободного рынка рабочей силы могут быть привлечены лишь посредством материального стимулирования. Это дает выигрыш в качестве медицинского обслуживания, но, увы, повышает его стоимость.

Американцы любят считать. Так вот, министерство здравоохранения и гуманных услуг США подсчитало, что в 1985 году, например, Соединенные Штаты затратили на медицинское обслуживание и медицинское социальное обеспечение населения сумму, почти вдвое превышающую бюджет Пентагона тех времен.

Американцы не склонны к излишествам, к бросанию денег на ветер. Поэтому резонно заключить, что вышеприведенная сумма как раз та, которая необходима для хорошего медицинского обслуживания населения на современном уровне.

Откуда брать такие деньги? Из государственного бюджета? Из карманов пациентов? Или из них же при посредничестве страховых компаний? В разных странах на эти вопросы отвечают по-разному. И, честно говоря, трудно сказать, какой вариант лучше.

Хотя, по моему личному мнению, финансирование здравоохранения из государственного бюдже~а создает лишь иллюзию того, что рядовой гражданин ничего не платит за лечение.

У американцев есть поговорка: «Бесплатных обедов не бывает»-. Бюджетные средства тоже не берутся ниоткуда. Трудящиеся платят в государственную казну налоги. У государства есть множество других способов получить необходимые ему бюджетные средства. Но в любом случае, прямо или косвенно, они всегда будут взяты из кармана трудящегося, ибо другого источника финансирования у любого государства попросту нет.

Но все же есть в вышеперечисленных системах финансирования здравоохранения одна, на мой взгляд, существенная разница. Она — в системе распределения отведенных на здравоохранение средств конкретным клиникам, исследовательским центрам, на конкретные программы и проекты.

При бюджетном финансировании медицинские учреждения или пусть даже отдельные врачи неизбежно оказываются в роли вечного просителя у государства, которое может выделить средства или отказать.

В США же клиника или отдельный врач представляют пациенту счет. Тот либо оплачивает его сам, либо несет по месту работы, либо в свою страховую компанию, либо в правительственное ведомство, если он подпадает под одну из федеральных программ социального страхования. Но в любом случае деньги всегда придут в медицинское учреждение, выставившее счет. Тем самым клиники и врачебные конторы располагают достаточными средствами для улучшения своей материальной базы, проведения научных изысканий и их внедрения.

Как и другие компании, клиники и отдельные практикующие врачи ведут друг с другом конкурентную борьбу за пациента. Борьбу, которая не позволяет им диктовать монопольные цены, заставляет быть всегда вежливыми и обходительными с больными, повышать качество обслуживания, то есть в выигрыше от этой борьбы остается пациент.

Разумеется, такая точка зрения — не истина в последней инстанции. Она— скорее приглашение к серьезной дискуссии по этой проблеме, а также к серьезному, беспристрастному изучению опыта других стран, в том числе и США, где медики в последние десятилетия осуществили немало самых дерзновенных экспериментов.

Была среди них и серия экспериментов с пересадкой искусственного сердца.

 

М. А. КНЯЗЬКОВ, корреспондент ТАСС специально для журнала «Здоровье»

 

(Продолжение следует)

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>