Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1989/5

 

Проблемы пионерского лета

 

 

Считанные дни остались до открытия летних пионерских лагерей. Строители спешно белят, красят, ремонтируют, профкомы распределяют путевки, мамы осаждают магазины фирмы «Детский мир» в поисках маек, трусиков, кроссовок. Скоро, скоро по городским улицам двинутся колонны автобусов с красными флажками...

Событие это всегда радостное, праздничное. Но посмотрим пристальнее на быт пионерского лагеря. Все ли получает ребенок, что может он получить, находясь 24 дня на вольном воздухе, да еще под опекой вожатых, педагогов, медицинских работников? И всегда ли помнят руководители пионерских лагерей, что выезд детей за город, как он был задуман еще в первые годы Советской власти, прежде всего преследовал цель укрепления здоровья детей. Так он и обозначался: летняя детская оздоровительная кампания. Подчеркиваю— оздоровительная!

По роду своей работы мне часто приходится бывать в пионерских лагерях. Листаю записные книжки-дневники прошлогодних посещений пионерских лагерей Одесской и Липецкой областей, Башкирии, Краснодарского края. Позволю себе выделить проблемы, типичные для пионерских лагерей     многих     регионов     страны.

  

Первая проблема— забвение простого правила: «чистота— залог здоровья». Когда-то все, от мала до велика, подчинялись распорядку: входя в столовую, покажи дежурному руки, а то (заодно) и уши, на ночь— «предъяви» вымытые ножки. Ныне все это считается давно не нужным, устаревшим. И лишь угроза прибытия сотрудников СЭС заставляет иных пионеров вытащить из-под кровати чемодан, из-под матраца— грязные носки, из тумбочки — залежалые продукты.

Вторая проблема— несбалансированное питание. Профсоюзные организации, как правило, ассигнуют теперь полтора рубля, рубль 60 и даже два рубля в день на ребенка. Появляется возможность кормить детей разнообразнее, вкуснее. Но вместо того чтобы ежедневно включать в рацион фрукты, овощи, ягоды, во многих лагерях увеличивают порции, готовят пищу пожирнее: 100 граммов масла каждому ребенку давали минувшим летом в одном одесском пионерлагере!

А по нормам, установленным специалистами, жиров, животных и растительных, ребенку школьного возраста требуется 35—45 граммов. И не на пользу, а во вред идет ему лишний жир! Хотя давно известно, что полный ребенок— это без пяти минут больной ребенок, показателем оздоровления почему-то все еще остается «привес». И создается он не только избыточным питанием.

Во весь рост встает перед сегодняшним пионерским лагерем третья и самая важная проблема— гиподинамия.

Проследим день за днем с хронометром в руках, чем занимаются дети в лагере. Отрядный сбор— сидят, дружинный — тоже сидят, линейка— стоят, В подмосковных лагерях «Факел» и имени Миля, например, показывают иногда по два художественных фильма в день — опять дети сидят, притом в душном зале.

Оптимисты твердят: ребята, мол, двигаются на дискотеках вечерами. Но надо видеть своими глазами маленький и сверхдушный зал, где топчутся сотня, две, а то и три ребят самого разного возраста! Тут нет ни движения, ни физической, как, впрочем, и никакой иной культуры.

Пять лет назад Госкомспорт СССР вме

сте с ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС издал хороший

приказ: три обязательных часа физ

культурно-оздоровительных           занятий

в день для каждого ребенка. А на деле?

Утренняя зарядка— 15 минут. Спортсек-

ции (не обязательные для каждого и не

ежедневно работающие)— еще час. Из

распорядка дня как-то сами собой выпали

«часы спортивных занятий», проводившие

ся учителями физвоспитания в каждом

отряде поочередно: тут были и легкая ат

летика, и спортивные игры, и подвижные.

В прошлом же году почти не приходилось

видеть спортивных состязаний звеньев

и отрядов. Правда, везде организуют ла

герные спартакиады. Но они сводятся в основном к первенству по легкой атлетике да к футбольному турниру. В том и другом участвуют, естественно, сильнейшие, избранные, самые-самые... А более слабые, те., кому физическая тренировка нужнее всего, остаются зрителями.

В большинстве пионерских лагерей вожатые не знают даже комплексов утренней гигиенической гимнастики. Одному-двум учителям физвоспитания приходится заниматься утром с армадой в несколько сот детей. Какая может быть эффективность таких занятий! Не только нагрузки не подберешь (что тяжеловато для шести- семилеток, то слишком легко для старших), даже просто лиц не разберешь в этом многоруком море.

Известно, что у нас не лучшим образом организован детский туризм, тем более летний, лагерный. Коль и идут в поход, то один раз за смену и всем скопом. В киевском «Колосе» выводили сразу весь лагерь— человек двести. Какая уж тут физическая да и экологическая культура? В большинстве лагерей отсутствует туристический инвентарь, и поход потому вообще становится нереальным.

Когда рассказываю коллегам, как в далекие 50-е годы мы с вожатыми лагеря имени Н.К.Крупской под Звенигородом выводили ребят на Москву-реку и семь лодок одна за другой шли поначалу вверх по течению, потом — вниз, этому уже никто не верит. Как так? А вдруг? А лодки где? А весла? И они, что ж, грести умели? Да, были и лодки, и весла. Да, учили ребят правилам безопасности на воде. Да, и плавать, и грести они умели. И даже, представьте себе, ходили босиком!

«Босиком?!» Сколько раз в ответ на это слово у лагерных начальников поднимались брови, а у кого-то и палец к виску — не сошел ли я с ума? Но посмотрите на обувь детей в лагере: если не кроссовки, то кеды, и надетые утром на целый день. А потом войдите вечером в детскую спальню и потяните носом...

Притчей во языцех стали дети, особенно малыши, одетые в жару в шерстяные свитеры, кофты. Ну неужто трудно одеть детей по погоде, а то и переодеть, когда погода меняется?! Кажется, мелочь, но ведь подобное отношение к одежде ребенка не исключение, а скорее правило.

Ведь это дети: им хочется бегать и кувыркаться, бросать и ловить, купаться и пробежаться босиком. Врач подтвердит: да, нужно бегать и по песочку у реки, и по траве-мураве. Для этого необходимы по крайней мере две вещи: внимание взрослых к детям и время для свободных игр, свободного общения.

Лагерная жизнь расписана по минутам, и дел разных много. Но вот беда, они однообразны и монотонны: все сидячие, стоячие, статичные. Сейчас не в почете разные смотры строевой, песенной, военно-спортивной подготовки. Согласен, устарела форма, но, может быть, стоит придумать что-то другое взамен, ведь военные игры в лагере были для детей возможностью побегать, подвигаться, и не просто так, а со смыслом, чтобы интересно было!

Задуматься необходимо над каждым шагом, каждым элементом и воспитательной экологической работы. По-прежнему собираются охапки полевых цветов для гостей, вытаптываются просеки во время общелагерных походов, возле лагерей перестают вить гнезда птицы — громкоговорители «вещают» здесь так, что распугивают не только пернатых: ребята устают от шума, а приезжающие к ним родители не знают, куда деваться.

А ведь как приятно, как важно, как необходимо ребенку со всех точек зрения —   оздоровительной,    эстетической, экологической,— выехав за город, побыть наедине с природой, послушать шум леса, журчание ручья. Просто углубиться в себя, послушать тишину негородскую...

Все в воспитании ребенка важно и все взаимосвязано— и духовная культура, и физическая, и экологическая. А мы как-то упустили то, о чем твердил Макаренко: «Человек не воспитывается по частям».

Физическое воспитание, например, тесно связано с трудовым.

Казалось бы, условия жизни в пионерском лагере дают прекрасную возможность осуществить такую связь. Но как часто эту возможность упускают, даже вовсе не предусматривают! Начальник пионерского лагеря одного из крупнейших предприятий Архангельска пожаловался: «Построили дворец «Северный» на берегу Черного моря. Хорошо. Везде стекло, зеркала... Спальни на два человека, в каждом номере-люксе— ковер, цветной телевизор, ванна с душем, горячей водой, А работать детям негде! Что делать? Как, кого воспитывать?»

Тоже ведь проблема. На предсезонной учеб'е воспитателей инструкторы твердят: занимайте детей самообслуживанием! Хотя тот же Макаренко говорил: самообслуживающий труд из-за своей монотонности и ничтожного мотивационного значения никак не привлекателен и требует как можно скорейшего дополнения другим видом трудовой деятельности. Потому-то в макаренковском коллективе появился труд сельскохозяйственный и примитивные, а потом и непримитивные мастерские. Потому-то там, где дети трудятся систематически, например, в лагере труда и отдыха, ученической производственной бригаде, там и настроение выше, и всяких «ЧП» меньше. Потому-то, если в пионерском лагере организован серьезный труд (а не только уборка территории), то и дети там чувствуют себя уверенней, больше получают полезных знаний. Как, например, в киевском «Алмазном», начальник которого определил пять объектов труда — сад, огород, теплицы, парники, цветники, на которых ежедневно работают все: октябрята по полчаса, пионеры в зависимости от возраста— от часа до полутора/

Распорядок дня в лагере— предмет споров медиков, педагогов, вожатых. Как-то в одном подмосковном лагере встретилась мне после обеда девочка с ракеткой в руках.

—        Ты что ж не спишь? — механически спросил я.

—        А мне не  надо,— ответила она, взглянув на меня, чудака, недоуменно.

Лишь тогда, заметив излишнюю ее полноту, я понял: действительно, не надо. Не спали и другие дети: одни катались на лодках, другие просто прогуливались.

Естественно, не мое, а специалистов-педиатров, физиологов дело— решать проблему детского послеобеденного сна в лагере, но решать ее надо. Пока же минувшим летом послеобеденное время было по-прежнему самым тревожным: воспитатели стояли возле спален, укладывая пионеров (и комсомольцев!), большая часть которых не приучена, конечно, спать днем. Ребята всячески стремились выйти из-под контроля (читали под простыней, выскакивали в окна, отпрашивались в туалет).

В одних лагерях разрешили детям не спать, а читать в постели, но врачи-офтальмологи возражают. В других сказали: играйте, но только тихо! А как можно тихо играть даже в шахматы— непонятно...

Ясно, что пересмотреть надо отношение ко всем аспектам жизни в пионерском лагере. К режиму и прежде всего двигательному распорядку дня. К питанию и к соблюдению санитарных норм.

И что же— ждать каких-то указаний «сверху», распоряжений, инструкций? А разве не может коллектив каждого лагеря, заручившись помощью своей профсоюзной организации, комсомольцев, родителей, сделать жизнь ребят в пионерском лагере более содержательной, насытить ее движением, радостью? Разве непозволительно им проявить свою инициативу? Ведь для всего того, о чем шла речь, не нужны ни ассигнования, ни новое строительство, ни дополнительные штаты. Только посмотреть на дело здраво. Только отказаться от рутины!

 

Л. ЧУБАРОВ, педагог

 

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>