Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1989/1

 

Разговор с лидером казанской молодежной «группировки»

 

 

Пригласить лидера на откровенный  разговор оказалось не простым делом. Как выяснилось, на учете в правоохранительных органах они не состоят. И молодежные группировки не афишируют своих главарей. «Конторы», наоборот, тщательно скрывают их. Откуда же и почему взялись на казанской земле эти «конторы»? На этот вопрос мне помогла найти ответ Л. И. Колесникова, корреспондент газеты «Вечерняя Казань», занимающаяся проблемами молодежи.

Однажды средние по способностям подростки захотели, чтобы их заметили. А так как они были средними, то ничего лучше не придумали, как отличиться странностью одежды. В начале восьмидесятых в новых микрорайонах Казани появились подростки, одетые в телогрейки чуть ли не до пят, в надвинутой на глаза вязаной шапочке с помпоном, на ногах— суконные ботинки, кем-то метко прозванные «прощай, молодость».

Подростки называли себя «основными». Над ними посмеивались. Заволновались только тогда, когда подростки принялись воевать за престиж своей улицы. Группы росли, как грибы после дождя. А драки случались между ними все чаще.

Сегодня, по данным социологической лаборатории Казанского университета, в городе 96 группировок, объединяющих каждого пятого несовершеннолетнего. Это стало похоже на массовый психоз, на повальное добровольное сумасшествие. В результате бессмысленной вражды между подростковыми группировками, поделившими Казань на,«свою» и «чужую» территории, ежегодно обрывается 3—7 мальчишеских жизней.

Социологи отмечают, что в подростковые объединения широко проникла так называемая криминальная субкультура.

— Это значит,— объясняет заведующий лабораторией социологических исследований Казанского университета А. Л. Салагаев,— уголовная романтика, кодекс чести вора в законе, жаргон «деловых» людей больше привлекают казанских мальчишек, нежели клубы десантников, парашютные секции, авиамодельные кружки и театральные студии.

Давно исчезли нелепые телогрейки и шапочки с детским помпоном, в которых щеголяли члены казанских «контор» в начале восьмидесятых. Современный «гопник»— так они теперь себя называют — носит дорогую куртку «аляска», дорогую фирменную шапочку и ботинки «саламандра». «Растят» «гопника» со второго, а то и с первого класса школы. «Растят» на примерах взаимопомощи и взаимовыручки. Самый маленький в «конторе» знает: только позови, группировка встанет за него горой. Этим она и привлекательна для мальчишек.

—        Сегодня в Казани проблемами подро

стковых объединений занимаются все: и мили

ция, и школа, и комсомол, и трудовые коллек

тивы...— рассказала Л. И. Колесникова.— Хо

чется надеяться, что совместными усилиями

удастся сдвинуть дело с мертвой точки. Хотя

пока больше разговоров, чем дела. Обсужде

ний и рассуждений...

Мне удалось встретиться и поговорить с несколькими «лидерами» (чаще их называют «авторами») казанских молодежных группировок. На встречи ходил я, так как мужчине это сподручнее. Одну из бесед я предлагаю вниманию читателей. Откровенность «лидера», правда, до определенных пределов, объясняется тем, что по семейным обстоятельствам он собирается уехать из Казани. И, по его словам, «завязать с конторами».

Передо мной сидел молодой человек лет 20—23, с обыкновенной внешностью. Разве что заметно мускулистая шея выдавала борца-средневеса.

Я попросил «автора» рассказать, как и когда он попал в группировку.

—        Это в шестом классе было. Я тогда уже

борьбой занимался.  Классической.  Но «мо

таться» не ходил. В группировке нашего мик

рорайона, значит,  не участвовал.  Однажды

пошел с другом в кино. А там возле кинотеа

тра место сбора другой «конторы». А мы не

знали. Ну, к нам и пристали. Человек три

дцать. Обступили.

—        Где живете?— спрашивают.— За кого

«мотаетесь»?

—        А мы сами по себе,— отвечаем.— Неко

гда нам «мотаться»...

—        А деньги,— спрашивают,— есть?

У нас с собой тогда рублей восемь было. Деньги отобрали. Да еще и по шее надавали. И так мне обидно тогда стало, что заревел даже.

А «мотальщики» из нашего микрорайона смеются.

—        Что,— говорят,— по-прежнему не хо

чешь  к   нам?  Так  быть  же  тебе  битому

и впредь!

Через месяц история повторилась. Мне досталось уже от другой «конторы», когда я провожал девчонку. Да так, что я попал в больницу с сотрясением мозга.

После этого я не выдержал и пришел в группировку нашего микрорайона. Все, говорю, принимайте меня в свою компанию.

—        То-то же,— отвечают.— Понял теперь,

что помочь тебе в состоянии только «кон

тора»?

—        Ваш случай типичен для большинства

казанских подростков?— спросил я.

—        Думаю, да. Любому ведь в конце концов

надоест, если ему чуть ли не ежедневно «на

катывают», то есть дают по шее. А «контора»

тут как тут, предлагает помощь. Вот эту-то

помощь мы старательно и рекламируем.

—        Кто это мы?

—        «Старшие» и лидеры «старших»... Чле

ны группировок делятся по возрастам. «Шелу

ха» — это самые маленькие, ученики началь

ных классов. Затем идут «супера» — пятый,

шестой, седьмой классы. Они должны сидеть

в своем микрорайоне и не выходить из него

без особой нужды. Дальше— «молодые». Их

главная задача— участие в драках. «Сред

ние» ездят в другие микрорайоны. Объявляют

войну или заключают мир между «контора

ми».  Наказывают «молодых».  «Старшие» —

это пацаны перед армией. Они определяют

политику «конторы». Затевают ссоры с чужи

ми. Ходят на дискотеки. Только им это дозво

лено...

—        Из-за чего возникают драки?

—        Ни из-за чего. Чтобы держать «конто

ру» в боевой готовности, поддерживать дис

циплину и уважение к «старшим». От безде

лья любая группировка развалится. Вот мы

и объявляем войну то одному району, то дру

гому. Пускай «молодые» лупят друг друга...

—        «Старшим» ведь от этого не больно,

да?

—        Конечно,—  смеется   лидер.—  Иногда

наше войско дерется, а мы с лидером вра

ждебной «конторы» в кабаке сидим.

—        А что полагается за ослушание?

—        Такого пацана «контора» может «опу

стить», то есть полностью подавить желание

сопротивляться...

—        Это физическая расправа?

—        Как правило!

Потом я узнал, что «опускают» непослушного и другим способом. Например, нарушителя ставят на колени, «контора» выстраивается вокруг и мочится на провинившегося. Представляете, как чувствует себя подросток, прошедший подобную экзекуцию?

—        Не слишком ли это жестоко? — спраши

ваю я «лидера».

—        Может быть,— отвечает он равнодуш

но.— Зато другим неповадно. Тут главное,

чтобы- каждый знал: за нарушение законов

«конторы»   пощады   не   будет.   Вот  почему

«старшие» и культивируют эту жестокость.

И будут культивировать неуклонно!

—        А на что вы собираете деньги?

—        На разные цели,— отвечает лидер —

Бывают разовые сборы. Например, собирают

«на зону». То есть в помощь тем, кто попал

в заключение. Собирают на больницы и обяза

тельно на похороны. Эти поборы составляют

от 30—50 копеек с «шелухи» до 5—10 рублей

со «старших».

—        А если у подростка нет такой суммы?

—        Что значит — нет? — неподдельно уди

вляется собеседник.— Нет. значит, нужно до

стать...

—        Я слышал, что собранные деньги идут

не только на названные вами цели. «Стар

шие» тратят их и на свои нужды. Например, на

рестораны и на девочек.

—        Бывает и такое.

 Затем я поинтересовался, как складываются отношения «конторы» с правоохранительными органами. Ведь избиение подростка — уголовно наказуемое деяние.

—        Ха! Идет, например, драка, в которой

участвует   человек   100,—   снисходительно

разъясняет мне лидер.— В результате один

подросток получает тяжелое увечье. Что сде

лают   правоохранительные   органы?   Будут

искать того, кто нанес этот роковой удар.

Ведь одну дырку в голове 30 человек сделать

не могут. Если найдут автора увечья, его су

дят. Но чаще всего не находят...

—        Представьте, что вам нужно остановить

распространение подростковых объединений.

Что бы вы сделали?

—        Я бы не взялся за это дело. Для боль

шинства подростков «контора» — это возмож

ность почувствовать себя полноценным чело

веком среди равных. Ведь как живут пацаны?

Дома их ругают родители, в школе — учителя,

во  дворах— домовая  общественность.  Он

остается со своими думами и бедами один на

один. А «контора» дает ему возможность по

чувствовать свою значимость, ощутить себя

настоящим   мужчиной.   «Контора»   приходит

ему на помощь. А что может ему предложить

город взамен «конторы»? Пока ничего!

—        Вы считаете, что взрослое население

Казани не в силах обуздать подростковую

стихию?

—        Для этого взрослому населению надо

объединить свои усилия и заняться пацанами

вплотную. Но у взрослых нет на это времени.

У каждого свои болячки, не до подростков.

А мы предлагаем ему «мотаться» — поиграть

в увлекательную игру, хотя и с жестокими

правилами... Нет, не думаю, что в ближайшее

время взрослые дяди и тети смогут потягаться

с  «конторами»  за  влияние  на подростков.

Пока вам с нами не справиться...

 

П. СМОЛЬНИКОВ, наш специальный корреспондент

 

ОТ РЕДАКЦИИ.

 

Откровения лидера одной из «контор» — очередной тревожный сигнал из Казани. Как подступиться к решению этой острейшей социальной проблемы сегодня, похоже, не знают ни правоохранительные органы, ни общественные организации, ни педагоги, ни социологи...

Поэтому мы считаем необходимым обратиться к коллективному разуму и вынести проблему молодежных группировок на всеобщее обсуждение. Ведь это наши дети калечат друг друга прутьями арматуры, металлическими шарами и просто обломками кирпича. Ведь это наши дети калечат и собственные судьбы. Нужны срочные меры! Давайте общими усилиями искать пути к устранению этого уродливого явления, чтобы помочь нашим мальчишкам вернуться к нормальной здоровой жизни.

Старший инженер Казанского авиационного института С. Новиков написал в редакцию газеты «Вечерняя Казань»:

«...Нужны конкретные меры. От разговоров мы устали. У нас нет времени. У нас сыновья подрастают...»

Ждём ваших предложений.

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>