Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1985/4

 

12 апреля – день космонавтики

 

 

Прошло уже немало времени с того момента, когда наш космический экипаж— командир корабля Леонид Кизим, бортинженер Владимир Соловьев и я, врач,— после самого продолжительного на сегодняшний день 237-суточного космического рейса возвратился на родную Землю. Наверное, со временем память отберет и сохранит только наиболее важные события и впечатления. Но ощущение единства и полного взаимопонимания, атмосфера напряженной работы, взаимопомощи и настоящей мужской дружбы, царившие на протяжении всего полета, уверен, навсегда останутся с нами.

Каждый человек имеет свое представление о счастье. Мне представляется, что применительно к условиям космического полета наиболее точно это понятие выражает формула, выведенная одним из героев фильма «Доживем до понедельника»: счастье— это когда тебя понимают. Уметь понять, вовремя сказать несколько слов, необходимых именно в этот момент, а может, и промолчать —как важно это там, в космосе, где трое в течение длительного времени живут бок о бок в небольшом космическом «доме» и выполняют трудную и ответственную работу. И в этом смысле мы были счастливы: мы прекрасно понимали друг друга и нас, как единое целое, обозначаемое словом «экипаж», понимала Земля.

Я твердо убежден, что взаимопонимание, высокий профессионализм каждого в решающей степени определяют психологический климат в коллективе (и не только в космическом), являются обязательным условием и залогом успеха любого дела.

Программа работы нашей экспедиции была интересной, насыщенной. По мнению специалистов, такого объема работ в космосе еще никогда не проводилось. Во время полета было выполнено свыше 500 научно-технических исследований и экспериментов, в том числе \л обширная медико-биологическая программа, включающая бо-лее.ЗО исследований и экспериментов, причем многие из них выполнялись неоднократно.

Но, прежде чем рассказать о них, приглашаю читателя побывать на орбитальной станции «Салют-7» и ознакомиться с тем арсеналом средств и медицинской аппаратуры, который был в моем распоряжении.

Многофункциональная установка «Аэлита» дала возможность регистрировать большое число физиологических параметров, характеризующих деятельность сердечно-сосудистой и дыхательной систем организма. Ультразвуковая локация сердца, крупных сосудов, ряда внутренних органов проводилась с помощью аппаратов «Аргумент» и «Эхограф». На установке «Биохим» непосредственно в космосе осуществлялось количественное определение в пробах крови электролитов, что позволило судить о состоянии основных обменных процессов в организме. Прибор «Плазма» использовался для разделения взятой из вены крови на форменные элементы и плазму, а затем для консервации проб крови с целью последующего углубленного биохимического анализа в лабораторных условиях на Земле. Функция органа зрения изучалась с помощью приборов «Нептун» и «Марс», психическая работоспособность исследовалась с применением прибора «Балатон».

Помимо комплекса аппаратуры, на станции имелся набор медицинских укладок различного назначения. В них входили и медицинские препараты, как говорится, на все случаи жизни. Были и наборы инструментов для экстренной офтальмологической и стоматологической помощи. К счастью, они мне не понадобились. Медикаменты из медицинских укладок извлекались крайне редко, поскольку никто из членов экипажа не болел.

Работа врача в космосе складывалась из двух взаимосвязанных направлений. Первое — это врачебный контроль за членами экипажа и второе— медико-биологические исследования и эксперименты. В конечном итоге задача была едина — оценка состояния здоровья экипажа и сбор данных о влиянии на организм человека длительного пребывания в космосе.

Я уже говорил, что на протяжении всего полета состояние здоровья членов экипажа было хорошим, поэтому врачебный контроль носил главным образом профилактический характер. Я регулярно осматривал кожные покровы и слизистые, прослушивал сердце и легкие, измерял артериальное давление, определял частоту сердечных сокращений и сухожильные рефлексы у всех членов экипажа.

Для гематологических, биохимических, иммунологических исследований брались пробы крови из пальца и из вены. Несколько раз проводились оториноларингологические и офтальмологические обследования, что позволило получить объективные данные о динамике кровоснабжения носоглотки, барабанной перепонки, органа зрения в различные периоды адаптации к невесомости.

Надо сказать, что мои друзья во всем шли мне навстречу, выполняя различные медицинские процедуры, многие из которых, прямо скажем, не из приятных.

Врачебный контроль включал также оценку настроения членов экипажа, режима труда и отдыха (по моей рекомендации в конце полета йам на час было увеличено время отдыха), питания, а также микробиологические и санитарно-гигиенические исследования.

В ходе полета был выполнен большой объем исследований сердечно-сосудистой системы, которая является одной из главных «мишеней» воздействия невесомости. Прежде всего это ультразвуковая локация сердца и крупных сосудов, которая дает специалисту возможность как бы осматривать сердце изнутри, судить о состоянии его полостей, магистральных сосудов, о работе клапанов, сердечной мышцы. Неоднократно исследовалась биоэлектрическая активность сердца, в том числе и суточная ее динамика в условиях покоя и при физических нагрузках, определялись реакции сердечно-сосудистой системы на воздействие отрицательного давления на нижнюю половину тела (так называемая проба с ОДНТ).

С целью углубленного изучения обмена веществ использовались функциональные нагрузочные пробы. Так, особенности углеводного обмена при длительном пребывании в невесомости оценивались с помощью функциональной пробы с нагрузкой глюкозой. Впервые за все время космических полетов метод нагрузочных проб применялся и для оценки обмена кальция в организме. Этой проблеме был посвящен и эксперимент «Мембрана», главной целью которого являлась попытка разобраться в механизме изменения проницаемости клеточных мембран и связанной с этим «утечкой» кальция из клеток, нарушением баланса кальция в клетке и в межклеточной жидкости. Для характеристики иммунологической реактивности определялся уровень иммуноглобулинов в сыворотке крови.

Значительное внимание было уделено изучению деятельности анализаторов, и прежде всего органа зрения. Проводилось, в частности, исследование порога цветового зрения, глубинного зрения и разрешающей способности глаз. Чтобы выявить причины возникновения «болезни движения» в полете и разработать соответствующие меры профилактики, изучались особенности взаимодействия органа зрения и вестибулярного аппарата при визуальных наблюдениях. Выполнен также ряд психологических исследований, которые помогут разработать более точные, аргументированные рекомендации по режиму труда и отдыха в длительных космических полетах.

Очень ответственными были часы пребывания Леонида Кизима и Владимира Соловьева за пределами станции, где они выполняли сложные монтажные и ремонтные операции. Впервые в ходе полета одной экспедиции было осуществлено шесть выходов в открытый космос общей продолжительностью 22 часа 50 минут. В это время я оставался внутри станции и проводил контроль за функцирнирова-нием систем станции и скафандров, а также следил за физиологическими показателями организма моих коллег. Кроме того, сверял .их действия с инструкцией, давал команды для проведения соответствующих тестов, поддерживал связь с товарищами по экипажу и с Землей.

Особо хочу сказать о занятиях физкультурой. В длительных космических полетах они занимают важное место в жизни космонавтов. Ведь в невесомости практически отсутствует нагрузка на опорно-двигательный аппарат. Для того, чтобы переместить предметы даже очень по земным меркам тяжелые, здесь, в мире «без веса», не требуется никаких усилий. Мышцы бездействуют и постепенно, если не принимать соответствующие меры, начинают как бы таять: уменьшается их масса, снижается тонус. Это влечет за собой целый ряд неблагоприятных изменений в организме.' Поэтому, если коротко сформулировать, задача, которую мы решаем с помощью различных тренировок на космическом «стадионе», заключается в том, чтобы нагрузить мышцы, не дать им «забыть» свое предназначение.

Каждый из нас практически ежедневно примерно 5 километров пробегал на бегущей дорожке и около 10 проезжал на космическом велосипеде — велоэргометре. Дополнительно мы делали упражнения с эспандерами, различными резиновыми амортизаторами. Для тренировки мышц плечевого пояса и рук регулярно занимались ручным педалированием на велоэргометре. Нагрузке на мышечный аппарат способствовало и почти постоянное ношение специального костюма, в ткань которого вшиты резиновые тяжи, создающие при движении определенное напряжение для различных мышечных групп. А перед завершением полета добавились еще и тренировки в специальном вакуумном костюме «Чибис», способствующие перемещению крови в нижнюю половину тела. Такие тренировки обеспечивают поддержание тонуса сосудов ног, что в значительной степени предупреждает снижение ортостатической устойчивости, которая наблюдается у космонавтов после возвращения на Землю.

В ходе выполнения физических тренировок проводились, естественно, и научные исследования. Так, в эксперименте «Спорт» использовали некоторые новые режимы, позволяющие за счет более интенсивных нагрузок сократить время, затрачиваемое на физические упражнения, и высвободить его для проведения других работ.

Результаты физических тренировок наглядно продемонстрировали, что регулярные активные занятия физкультурой помогают сохранить в хорошей форме мышечную" систему даже в условиях невесомости, которую, на мой взгляд, можно назвать полюсом гипокинезии. Тем более успешно должна осуществляться профилактика гипокинезии на Земле. А ведь большинство людей в повседневной жизни постоянно недогружают свою мышечную систему, сами создают дефицит мышечной активности. Если добавить к этому нерациональное питание, ограниченное пребывание на свежем воздухе, курение, то как врач могу сказать, что такие люди находятся на прямой дороге к различным заболеваниям, и в первую очередь сердечно-сосудистым. Система мер, направленных на профилактику воздействия космического полета (и в первую очередь невесомости) на организм, помимо физических тренировок, включала оптимальный режим труда и отдыха, рациональное питание, санитарно-гигиенические мероприятия. Все это позволило экипажу не только сохранить хорошее состояние здоровья, высокий уровень работоспособности на протяжении всего пребывания в космосе, но достаточно быстро и в полной мере вернуться к привычной земной жизни после полета.

И, конечно же, нашему хорошему самочувствию способствовало то, что на протяжении всего полета мы постоянно ощущали неразрывную связь с Землей, которая старалась разнообразить нашу жизнь на станции. К нам в гости «приходили» наши близкие, друзья, писатели и журналисты, артисты и спортсмены. Мы были в курсе всех земных дел, а это очень важный психологический момент. Большое значение для каждого из нас имели встречи со специалистами Центра управления полетом, с разработчиками экспериментов, с создателями бортовой аппаратуры. Мне как медику очень многое дали консультации с академиками Евгением Ивановичем Чазовым и Олегом Георгиевичем Газенко, с другими руководителями научных исследований медико-биологической программы и медицинского обеспечения полета. Это помогло правильно оценивать сделанное, вводить необходимые коррективы в выполнение тех или иных исследований.

Так совпало, что полет нашего экипажа завершился в октябре, ровно через 20 лет после того, как на корабле «Восход» вместе с Владимиром Михайловичем Комаровым и Константином Петровичем Феоктистовым в космосе впервые в мире побывал врач Борис Борисович Егоров. Наши полеты отличались и продолжительностью, и объемом выполненных экспериментов, и программами медицинских исследований. Но есть и очень важное обстоятельство, общее, на мой взгляд, для этих полетов. В обоих случаях в результате работы врача в космосе получено не только много важных данных, но и поставлено много новых вопросов,

требующих дальнейшего изучения очень непростых взаимоотношений человека со столь необычной для него космической средой.

Каждый, кому посчастливилось совершить космический полет и из космоса взглянуть на нашу планету, воочию убедился, что Земля — маленький хрупкий шарик, остров жизни в океане безжизненного пространства. Там, в космосе, очень остро ощущаешь, как тесно связаны между собой народы нашей планеты и что нам, землянам, необходимо приложить все усилия, чтобы уберечь цивилизацию от уничтожения, оставить грядущим поколениям Землю цветущей и мирной.

Все люди Земли должны сплотить свои усилия для достижения этой высокой цели. Трудно себе представить, что космические орбиты, самой природой предназначенные служить благу и прогрессу человечества, могут стать ареной для военных столкновений, а человек, отправляющийся в космос на мирную работу,— мишенью для различного рода оружия.

Мы вступаем в 25-й год эры полетов человека в космос, открытой 12 апреля 19*61 года Юрием Алексеевичем Гагариным. Первопроходец звездных трасс был твердо уверен в том, что «советские космонавты всегда будут штурмовать Вселенную». Радостно сознавать, что и наш экипаж «Маяков» оставил свой след на космических трассах, внес свой вклад в общее дело — мирный штурм Вселенной.

Мы верим в победу сил разума, верим, что будущее космонавтики—созидание. Космическое пространство должно оставаться мирным для блага и прогресса в космосе и на Земле.

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>