Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1985/3

 

Алкоголь

 

 

Ю. А. МАШЕК, кандидат медицинских наук

 

 

Семнадцатилетний сын ударил мать... «Что теперь делать? Как повлиять на него?»—спрашивает меня отец. А для матери самый мучительный вопрос: «Как случилось, что проглядела сына?»

По ее словам, все шло нормально, рос «мальчик как мальчик». Но вдруг на днях явился в полночь пьяный, включил на полную мощность магнитофон, она выключила («Соседи спят!»)—и вот тогда... Стараюсь успокоить ее. Возвращаемся в прошлое, когда Павлик—такой милый, забавный—доставлял родителям одни только радости.

Жили открыто и весело: частые гости, застолья... Павлика с двух-трех лет тоже сажали к столу («Куда ж его деть?»). Чтобы не скучал и не капризничал, наливали в рюмку морс. Гости, смеясь, чокались с ним: «Мужчина растет!»

Лет в восемь «выкинул трюк», который всех насмешил: слил в свою рюмку остатки вина из бокалов и залпом выпил. Мать слегка обеспокоилась, но гости дружно заверили ее, что вреда в этом нет—напротив, спать будет крепче. В дальнейшем сама иногда давала сыну пару глотков сладенького винца то «от простуды», то «для аппетита».

В десять лет роль пассивного участника застолья перестала устраивать Павлика: он начал произносить тосты. Мать слушала его, любуясь, на глаза наворачивались слезы: так трогательно, что мальчик желает ей при всех здоровья, счастья! «За мамино здоровье—морс?!—возмущенно гремел тамада.—А ну, плесните ему чего-нибудь покрепче! Детскую дозу!..» Во время одного такого застолья мальчику стало плохо. Тамада смущенно уверял: «Что ни делается—к лучшему! Теперь не станет пить никогда. Считайте, воспитали сына трезвенником!»

После этого Павлик действительно потерял интерес к алкоголю. И в день его четырнадцатилетия родители спокойно ушли из дому, чтобы «не мешать» собравшимся у него друзьям. Вернувшись, застали сына в настолько тяжелом состоянии, что пришлось вызвать «Скорую». «Острое алкогольное отравление!»—констатировал врач.

Родители были уверены, что больше такое не повторится: еще бы, ведь мальчик получил суровый урок! Но от сына частенько стало попахивать спиртным... Впрочем, у него всегда имелось оправдание: то «друг именинник», то «пили только ликер»...

— Ликер—это ведь, по-моему, безобидно?—спрашивает меня мать Павлика—Его даже в конфеты добавляют...

Всерьез ее беспокоило, что сын стал хуже учиться. В восьмом классе он резко «съехал» на тройки и двойки, все замечания родителей встречал в штыки и вообще стал держаться крайне агрессивно. «Трудный возраст,—вздыхали отец с матерью.—Перерастет». Они не подозревали, что у Павлика уже развился хронический алкоголизм.

Я не случайно выбрал из многих сходных историй именно эту: хотелось рассказать о типичных ошибках родителей, допущенных по невежеству и легкомыслию. Любящие и желающие сыну добра, они ничего не предприняли, чтобы предотвратить беду.

Первый шаг к ней был сделан, когда ребенка посадили за стол вместе с гостями. Многие родители считают это вполне нормальным: пусть, мол, слушает разговоры старших, набирается ума. Они не учитывают, что бокал и рюмка становятся для малыша символом праздника, веселья, заманчивой взрослой жизни.

«Преувеличиваете!—могут со мной не согласиться.—Много ли карапуз запомнит и поймет?»

Гораздо больше, чем кажется! Один отец рассказал мне случай, который заставил его о многом задуматься и в корне пересмотреть свое отношение к спиртному. Путешествуя с четырехлетним сыном, он набрел на лесной хутор. Радушные хозяева пригласили к столу. «Твой папа водочку пьет?»—шутливо обратилась к мальчику хозяйка. «Нет!—ответил он.—Папа пьет коньяк и шампанское».

 Азбучное правило для тех, кто желает детям добра: РЕБЕНОК НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ НИ СВИДЕТЕЛЕМ, НИ ТЕМ БОЛЕЕ УЧАСТНИКОМ ЗАСТОЛЬЯ. А если уж сложилось так, что его присутствие неизбежно, следует решительно исключить из программы праздника спиртные напитки.

ДЕТЯМ НЕДОПУСТИМО ДАВАТЬ АЛКОГОЛЬ ДАЖЕ «В ВИДЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ», ДАЖЕ В МИНИМАЛЬНЫХ ДОЗАХ. Увы, и это правило часто нарушается: примерно две трети подростков, страдающих алкоголизмом, впервые получили рюмку спиртного из рук родителей или с их ведома. Этот, прямо скажем, варварский акт обычно подкрепляется расхожими аргументами: «Чуть-чуть не страшно!», «Шампанское—почти лимонад!», «По такому поводу можно!».

Нельзя! Для детей и подростков нет ни безобидных доз, ни безобидных спиртных напитков. И никаким поводом не оправдать тот факт, что ребенок узнал вкус алкоголя. Факт тем более тревожный, что произошло это «знакомство» в приподнятой атмосфере, придающей выпивке положительную эмоциональную окраску.

Следующая веха на пути к алкоголизму—острое алкогольное отравление. Грубейшим образом заблуждаются те родители, которые видят в нем некий полезный урок. К последствиям острого алкогольного отравления относится, в частности, снижение защитных возможностей печени, накопление в организме недоокисленных продуктов алкоголя. А это провоцирует желание выпить еще. И если после алкогольного отравления подросток вновь является домой нетрезвым, если в школе у него резко ухудшилась успеваемость, а поведение стало грубым, нетерпимым—есть все основания показать его врачу-наркологу. И откладывать этот визит нельзя!

Потянется подросток к спиртному или нет, во многом зависит от того, как принято отмечать в семье день его рождения. Некоторые родители накрывают стол и уходят из дому, нередко оставляя гостям сына или дочери графинчик с наливкой или бутылочку шампанского. Именно так поступали отец и мать Павлика.

Противоположный стиль поведения демонстрировали родители Виктора Г., запретившие ему, начиная с четырнадцати лет, приглашать на день рождения товарищей. «Разве уследишь, что они пьют?»—говорила мать... в кабинете следователя. Сверхжесткая опека, безапелляционные запреты лишь подтолкнули подростка к спиртному. И он решил отметить свое шестнадцатилетие со своей компанией в подворотне. Чтобы раздобыть денег на бутылку, избил пожилого человека, отобрал кошелек...

Сверхлиберальный, равно как и сверхжесткий стиль поведения родителей имеет, несмотря на внешнюю противоположность, общий, корень: отсутствие полноценного духовного контакта с детьми. Там, где он есть, не существует «проблемы именин»: родители, уважающие своих детей и уважаемые ими, не могут помешать веселью. Напротив, их участие делает праздник сына или дочери ярче, интереснее, содержательнее.

Ошибки и не замеченные вовремя сигналы тревоги особенно опасны в неблагополучных и в неполных семьях. Но это вовсе не означает, что для подростка из нормальной семьи риск пристраститься к алкоголю заведомо не существует. Однажды ко мне обратились родители пятнадцатилетнего Володи, люди во всех отношениях достойные. С их слов вырисовывается знакомая картина: сын стал хуже учиться, дерзит, от него все чаще попахивает вином. «А ведь еще недавно был такой послушный, скромный, застенчивый!—недоумевала мать.—Откуда что взялось?..»

Беседа с подростком подтвердила мое предположение, что как раз в застенчивости-то и причина.- Алкоголь играл для него роль релаксанта, избавляющего от скованности и неуверенности. «Выпив, я делаюсь смелее,—объяснил Володя,—и мне тогда легче общаться с другими людьми...» Родители обратились к врачу своевременно, не дожидаясь, когда у сына разовьется алкоголизм, поэтому помочь ему оказалось возможным средствами психотерапии. Избавившись от болезненной застенчивости, он перестал нуждаться в выпивке, которая не успела еще стать патологической потребностью организма.

Порой в дискуссиях о проблеме алкоголизма можно услышать и такое мнение: воспитать подростка абсолютным трезвенником нереально, а потому следует постараться решить более скромную задачу—научить его «культуре пития». Я спросил нескольких сторонников этой точки зрения, чему конкретно хотели бы они научить ребят. Оказалось, все сводится к «полезным советам» типа: пей в меру, не пей натощак, не смешивай водку с вином... Налицо, по сути, желание подлакировать пьянство вместо того, чтобы формировать у ребенка презрение и отвращение к пьянству и пьяницам. А потом разве неясно, что подростки, вооруженные теоретическими наставлениями подобного рода, смелее и как бы на законных основаниях пойдут на «практические эксперименты»?

«Что делать, чтобы наш ребенок никогда не стал пьяницей?»—спрашивают многие родители. Конечно, универсального рецепта нет и быть не может. Могу лишь утверждать, что противоалкогольное воспитание сына, дочери можно и нужно начинать еще в дошкольном возрасте, когда закладываются основы эмоционального восприятия многих явлений.

Вы читаете ребенку сказку «Золотой ключик»? Обратите его внимание, как действует вино на Карабаса Барабаса и Дуремара. Рассматриваете цветные картинки? Не забудьте о номере «Крокодила», где пьянчуги изображены во всей своей «красе». При этом не забывайте: недостаточно, если пьяницы предстают перед ребенком только в смешном виде,—нужно, чтобы в нем зрело чувство негодования к людям, которых спиртное, по выражению Ф.М.Достоевского, «скотинит и зверит».

Прошлой осенью я с товарищем выбрался в пригородный лес. С нами был его шестилетний сын. Выйдя на прекрасную полянку, одетую по-г|ушкински «в багрец и золото», мы увидели разбросанные бутылки из-под водки, обрывки газет, объедки. Товарищ поступил, несомненно, очень правильно: не только предложил собрать и закопать все это, не только возмущался, но и объяснил сыну, что красоту испортили пьяницы, Пример достоин подражания: надо пользоваться каждым подходящим случаем, чтобы вызвать у ребенка по отношению к пьянству отвращение и гнев.

Хочу особо подчеркнуть, что, воспитывая ребенка в антиалкогольном духе, мы обязаны подавать ему соответствующий личный пример. Малейшее послабление, которое разрешат себе родители, может не только свести на нет все их усилия, но и вызвать у ребенка сильный эмоциональный стресс. Пятилетний Алеша спросил у отца: «Папа, водка вкусная?» Отец объяснил, что и водка, и вино очень вредны и приводят к неизлечимым заболеваниям. Через несколько дней мальчик увидел, как отец налил себе «с Мороза» рюмочку водки. Со слезами на глазах он стал упрашивать: «Папа, не пей, ты заболеешь, умрешь!» Нервное потрясение ребенка было настолько сильным, что понадобилось вмешательство психотерапевта.

В младшем школьном возрасте у детей пробуждается активный интерес к тому, «как устроен человек»,—к строению и работе его мозга, сердца, легких и других внутренних органов, Удовлетворяя любознательность; ребенка, следует заострить его внимание на факторах, нарушающих нормальную работу организма, и прежде всего рассказать о пагубном воздействии спиртного.

В среднем и старшем школьном возрасте формируются устойчивые интересы и стремления: подросток мечтает о спортивных достижениях, всерьез задумываете? о будущей профессии. Обсуждая с ним его планы, старайтесь ненавязчиво, но убедительно показывать несовместимость их с выпивкой. Помогите усвоить и более общую истину успех в любой деятельности требует от человека мобилизации всех волевых, интеллектуальных и физических ресурсов, а их-то и пожирает алкоголь.

Начиная с четырнадцатилетнего возраста с подростком целесообразно говорить о влиянии алкоголя на потомство.

Ну, а если, несмотря на все ваши усилия, сын все же начал «баловаться» спиртным? Первое, что надо сделать, это создать в доме безалкогольную атмосферу, совершенно отказаться от выпивки по какому бы то ни было поводу. Очень важно с учетом интересов и наклонностей подростка подыскать для него иную возможность выразить себя и проявить свою тягу к взрослости.

Разоблачая в глазах наших детей фальшивую «доблесть» любителей выпивки, необходимо формировать ей в противовес чувство доблести непьющего человека. Лишь тогда можно считать законченным противоалкогольное воспитание подростка, если он гордится тем, что принципиально не пьет во имя сохранения своего достоинства, разума и здоровья.

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>