Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1985/1

 

Доктор Чехов

 

 

К 125-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

 

29 января. 1985 года исполняется 125 лет со дня рождения великого русского писателя Антона Павловича Чехова.

Как известно, окончив в 1884 году медицинский факультет Московского университета, А. П. Чехов стал практикующим врачом и считал, что его основное дело—лечить людей. В одном из писем он шутливо по форме, но совершенно серьезно по существу утверждал: «Медицина—моя законная жена, а литература—любовница».

Свою медицинскую деятельность Чехов начал под Москвой, в Чикине и Звенигороде. Частной практикой занимался они в Москве, где на дверях арендуемого им дома повесил табличку: «Доктор А. П.Чехов». А на его письменном столе с чернильницей и ручкой непременно соседствовали стетоскоп и докторский молоточек.

Пациентов доктора Чехова нельзя было назвать людьми состоятельными. «...Лечу в аристократических домах,—шутил он—Например, сейчас я иду к графине Келлер лечить... ее повара и-я Воейковой—лечить горничную».

В Мелихове, где А.П.Чехов много практиковал как земский врач, его основными пациентами были крестьяне. На балконе флигеля был установлен флагшток. Маленький красный флажок поднимался, когда Чехов бывал дома,—и местные жители могли прийти к нему. Тогда усадьба превращалась в амбулаторию, и посещали ее пациенты не только из Мелихова, но и из соседних деревень.

Благодаря лечебной практике Чехов наладил добрые отношения с крестьянами. «...Мужиков и лавочников я уже забрал в свои руки, победил,—говорил мелиховский доктор.—У одного кровь пошла горлом, у другой руку деревом ушибло, у третьего девочка заболела... Оказалось, что без меня хоть в петлю полезай. Кланяются мне почтительно...»

Особо следует отметить деятельность доктора Чехова в 1892—1893 годах, когда в средней полосе России разыгралась эпидемия холеры. Чехов счел своим общественным долгом организовать врачебный пункт в Мелихове, оборудовать его на свои личные средства. «Учиеня в участке 25 деревень, 4 фабрики и 1 монастырь. Утром приемка больных, а после утра—разъезды».

Энергичная борьба с холерой дала свои результаты. Позже Чехов писал: «Летом трудненько жилось, но теперь мне кажется, что ни одно лето я не проводил так хорошо, как это. Несмотря на холерную сумятицу и безденежье, державшие меня в лапах до осени, мне нравилось и хотелось жить».

По предложению санитарного совета Серпуховского уезда земское собрание постановило: «Благодарить доктора А. П. Чехова за принятие им бескорыстного участия в деле врачебной организации уезда».

Несомненной заслугой Чехова является то, что ему удалось добиться субсидий и восстановить издание журнала «Хирургическая летопись» под новым названием «Хирургия». «Спасти хороший хирургический журнал,—писал Чехов,—так же полезно, как сделать 20000 удачных операций...»

Переехав из-за болезни в Ялту, Антон Павлович перестал заниматься лечебной практикой, но продолжал интересоваться достижениями медицины, читал специальные журналы, следил за медицинской литературой.

Медицина органично вошла и в художественное творчество Чехова. Своему коллеге, известному русскому невропатологу Г. И. Россолимо, он писал: «...Не сомневаюсь, занятия медицинскими науками имели серьезное влияние на мою литературную деятельность; они значительно раздвинули область моих наблюдений, обогатили меня знаниями, истинную цену которых для меня как для писателя может понять только тот, кто сам врач; они имели также и направляющее влияние, и, вероятно, благодаря близости к медицине мне удалось избежать многих ошибок...»

Для чеховской прозы характерны объективность и точность медицинских наблюдений. Вот какую оценку дал ей замечательный советский врач, академик АМН СССР И.А.Кассирский в беседе с автором этих строк:

«У Чехова научно достоверно изображены различные оттенки душевного состояния человека: хорошее настроение, состояние эйфории, волнение, чувство тревоги и страха. Так, например, у Раневской «дрожит душа от каждого звука» при ожидании известия о судьбе вишневого сада. Право же, лучше не передашь тревогу при ожидании решения, состояние человека в тот момент, когда «судьба меняет лошадей».

Научно точно,—продолжал Кассирский,—Чехов изображает болезнь и смерть своих героев. Так, в «Черном монахе» достоверно передано сочетание бреда и реальности у Коврина, то же самое относится к героям «Припадка» и «Палаты № 6».

В рассказе «Попрыгунья» об умершем Дымове сказано: «Грудь еще была тепла, но лоб и руки были неприятно холодны». Это пишет врач... Не врач такого не напишет. Сказано, что на лице Дымова сохранилась «знакомая улыбка». И это подмечено верно: в первые мгновения после смерти иногда на лице бывает улыбка, благодаря сокращению мышц».

И в жизни, и в творчестве Чехов всегда оставался врачом. Известный русский психиатр и публицист Н. Н. Баженов справедливо писал: «Пусть вместе со славой мирового писателя в сердцах русских врачей живет незабвенная память о том, кто украсил собой русскую медицинскую корпорацию».

 

 

Вл. КОВАЛЕВ, доктор филологических наук

 

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>