Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

Медицинская библиотека

Эмбриональные стволовые клетки: фундаментальная биология и медицина


Репин В.С., Ржанинова А.А., Шаменков Д.А.

 

ГЛАВА 1. Эмбриональные стволовые клетки: фундаментальные исследования

 

9. ЭСК  - новый биоресурс  медицины

 

С помощью ЭСК  разрабатываются  эффективные технологии лечения многих наследственных заболеваний, которые не удалось решить  методами молекулярной генетики, включая средства генной терапии. Прежде всего в целях экстренной помощи (острая недостаточность органа) обоснованы и допустимы трансплантации аллогенных стволовых клеток, которые в определенных условиях микроокружения способны дать ростки донорской ткани в органе-реципиенте в количестве, достаточном для компенсации генетического дефекта (Geiger H., Sick S., Bonifers C. et al., 1998). Доказано, что лишь 3-5% генетически нормальных клеток достаточно, чтобы восстановить утраченную биохимическую функцию поврежденной печени, скелетной мышцы, эндокринной железы (Репин В.С., 1998)

Пересадки ЭСК и их дериватов в недалеком будущем окажутся наиболее эффективным способом регионального воздействия как на фенотип составляющих орган клеток, так и поведение клеток, контролирующих важнейшие функции органа. Например, пересадки овальных стволовых клеток, содержащих лишний экспрессированный ген HGF, IGF1, SCF и других митогенов  восстанаваливают резистентность печени к циирозу на почве алкоголизма или персистирующей вирусной инфекции (Kaido T., Yamaoka S., Tanaka J. et al.,1996, Kobayashi Y., Hamanoue M., Ueno S. et al., 1996; Ueki T., Kaneda Y., Tsutsui h. ET AL., 1999). Аналогичным образом, пересадки  аутогенных миобластов, трансфицированных геном HGF и (или)   IGF1, могут стимулировать регенерацию и сохранение массы мышц при различных формах ускоренного старения или миодистрофии (Sheenan. S., Tatsumi R., Temm-Grove C. et al., 2000). Пересадки аутогенных миобластов, трансфицированных генами HGF,  блокировали  фиброз и почечную недостаточность за счет неогенеза тубул из стволовых пулов почки (Yang J., Liu Y.,2002)

Хотя первые протоколы изолирования и пассирования ЭСК в виде самовоспроизводящихся линий появились около 20 лет назад, выделение ЭСК из зародышей остается искусством, а не стандартной GMP-процедурой. Причина - незнание многих свойств и характеристик гетерогенных ЭСК как in situ, так и in vitro. Например, эффективность изолирования мышиных ЭСК разных генетических линий существенно варьирует. Стабильно удается выделять только ЭСК трех линий мышей: 129, C57BL/6 и alpha-hybrid. Опыты с ЭСК из C57BL/6 воспроизводились гораздо хуже, чем ЭСК из линии 129.  Иммортализованные линии мезенхимальных стволовых линий, выведенные в пассажи из одного  образца стромы, также характеризуются выраженной биохимической гетерогенностью, разным профилем цитокинов, ростовых факторов, неидентичностью способностью поддерживать рост гематогенных колоний, а также репертуаром химической дифференцировки (Dormady S.P., Bashayn O., Dougherty R. et al., 2001). Для оптимального роста эти линии нуждаются в добавлении 8-12 цитокинов и ростовых факторов (взамен фидера).

Геномные различия влияют  на процент ЭСК среди клеток эмбриобласта. Многоэтапное созревание тотипотентных клеток зависело от фидера и LIF. Если эмбриобласт не реагировал на LIF, то ЭСК не удавалось пассировать без фидера. Первичные пролиферирующие суспензионные клоны ЭСК после диссоциации эмбриобласта всегда гетерогенны. Лишь небольшое число клонов содержали интенсивно пролиферирующие клетки. Не только клетки трофобласта, но и плохо пролиферирующие клоны ингибировали созревание ЭСК. Быстро растущие колонии необходимо изолировать и культивировать в микровеллах. Новую линию ЭСК изолировали из одного бурно пролиферирующего клона (но не одной клетки). Мышиные линии ЭСК - рекордсмены продуктивности. Они нарабатывали до 1-10 млрд стандартных незрелых тотипотентных клеток. Бластоцисты разных генетических линий генерировали разное количество активно пролиферирующих клонов.

С помощью ЭСК впервые верифицированы два источника хондроцитов (главных клеток хряща). Как известно в ходе эмбриогенеза in situ преобладающая клеточная масса хряща возникала из мезенхимальных стволовых клеток. В культуре под влиянием комбинации BMP-2, BMР-4 тотипотентные клетки тератокарциномы или линии ЭСК мышей дифференцировались в хондроциты и адипоциты в обход мезенхимы (Kramer J.,Hegert C., Guan K. et al., 2000). Под влиянием других сигналов тотипотентные мезенхимальные стволовые клетки человека хорошо дифференцировались в адипоциты.

Последний характерный пример нового прорыва с ЭСК - лабораторное получение клеток эндокринной части поджелудочной железы в обход органогенеза. В ранних наблюдениях было показано, что часть клеток в культуре НСК спонтанно дифференцировались в клетки, продуцирующие инсулин. Позже было обнаружено сходство программы начальной генной экспрессии в НСК и эндокринной части поджелудочной железы. Стволовые клетки поджелудочной железы и головного мозга имели нестин и общие экспрессированные гены. Возникновение инсулин-продуцирующих клеток требовало более однородной популяции некоммитированных клеток в культуре. Некоторые клеточные примеси блокировали программу созревания эндокринных клеток поджелудочной железы.

Последовательность включения ранних генов, контролирующих рестрикционное созревание нейронов и инсулин-продуцирующих клеток была прослежена на однородной популяции нестин+ прогениторных клеток. Смешанные популяции НСК, имеющие другие маркеры (виментин, GFAP) не генерировали бета- или альфа-клеток.

Научившись селективно размножать нестин+ НСК, авторы расшифровали комбинацию химических сигналов, которые направляли созревание прогениторных клеток либо в нейроны, либо в бета- и альфа-клетки. Фенотип  лабораторных клеток островков Лангерганса  был похожим на фенотип природных эндокринных клеток. Лабораторно полученные бета-клетки с пока низкой эффективностью нормализовали гипергликемию у животных с экспериментальным диабетом (Soria B., Roche E., Berna G., et al, 2000).. Содержание проинсулина в этих клетках было меньше, чем в природных.

Впервые были найдены лабораторные способы наработки стволовых клеток мозга и показано, как химические сигналы направляли дифференцировку клеток  в клоне. . Хотя уровень инсулина в полученных лабораторных бета-клетках был ниже, чем в природных островках, этот первый решенный генетический ребус помог найти software самого включения гена инсулина. Решить проблему количественной экспресии будет проще.

Проблема происхождения эндотелиальных клеток была долгое время неразрешимым вопросом клеточной эмбриологии, исследовавшей появление новых линий  специализированных клеток in situ. Исследования на ЭСК мышей сумели добавить новую страницу знаний. Хотя было известно, что первичные эндотелиоциты возникают из мезодермы,  не удалось найти маркерных антител для самых ранних популяций. (Nishikawa S., Hirashima M., Nishikawa S. et al., 2001). Такие общеизвестные маркеры “раннего” фенотипа эндотелиальных клеток как Flk –рецептор и   E-cadherin оказались непригодными, поскольку метили все клетки мезодермы. Более селективные маркеры выявили с помощью клеточного сортера, который помог изолировать субпопуляцию VEGEFR2+  Flk-  E-cadh – клеток. В специальных средах эти предшественники дифференцировались в эндотелиоциты. Показательно, что  фидер ОР9  из стромальных клеток поддерживал клоногенный рост эндотелиальных стволовых клеток. Введение цветного белка в стволовые клетки позволило визуализовать динамику созревания клонов. Таким образом, в лаборатории был не только прослежен по этапам  путь созревания ЭСК в стволовую эндотелиальную клетку, но и налажено производство этих уникальных клеток со скоростью 10 (7) клеток в минуту. Хорошо известно, что стволовые эндотелиальные клетки широко сейчас используются в опытах на животных для экспериментальной неоваскуляризации  сердца, почек, других паренхиматозных органов. Первоначально факторы ангиогенеза (рекомбинантные VEGF, FGF, HGF) рассматривались в качестве агентов No1   реваскуляризации ишемизированного  сердца, почек,  скелетной мышцы (Freedman S.B., Isner J.M., 2002; Toyoda M., Takayama H., Horiguchi N. Et al., 2001). Однако в последние годы все больший акцент делается на экспериментальную пересадку стволовых / прогениторных эндотелиальных  предшественников с целью реорганизации микроциркуляции и улучшения кровонабжения в ишемизированной ткани (терапевтический  васкулогенез) (Mirobara T., 2001). Стволовые клетки эндотелия также, по-видимому, характеризуются множественным фенотипом. Так, предшественники эндотелиальных клеток, идентифицированные в постнатальном колстном мозге человека, имели иммунофенотип, отличный от фенотипа стволовых клеток, получаемых через ЭСК (Reyes M/, Dudek A., Jahagridar A. et al., 2002).

Хотя на рынке биоуслуг предлагается более 100 линий ЭСК, многие из них при  трансплантации в бластоцисту не химеризуют зародыш, т.е. малоэффективны для изучения закономерностей  постимплантационного эмбриогенеза. (O’Shea K.S., 1999). Однако у некоторых тщательно отобранных линий ТК и ЭСК удается вызвать экспрессию  маркерных генов эпибласта, эстраэмбриональной энтодермы или первичной полоски. Эти селектированные линии ЭСК  могут принести максимальную пользу в  получении неограниченных клеточных масс эпибласта – главного биосырья банков клеток человека. Получение клеток эпибласта в обход оплодотворения и беременности будет второй революцией в биологии (после получения линий ЭСК человека), которая создаст  фундамент новой медицины, использующей закономерности эмбриогенеза и клеточной регенерации  для защиты от наиболее распространенных фатальных заболеваний человека.

Получение специализированных клеток с варьирующим фенотипом идет в двух направлениях: а) через спонтанно формирующиеся эмбриоидные тельца (плюрипотентную зародышевую ткань) б) через культуру одиночных клеток ЭСК путем стимуляции начальной дифференцировки  в трансфицированных клетках . Например, стимуляцию кардиогенеза вызывают лишней дозой гена  Nkx-5-2, эритропоэза – лишней дозой HoxB4, нейрогенеза – лишней дозой Neuro D, миогенеза – лишней дозой Myo D гена . Хотя получаемые по этой прописи кардиомиоциты имеют полный фенотип, набор рецепторов и электровозбудимые ионные каналы, их выживаемость in vitro ограничена по сравнению с кардиомиоцитами, получаемыми из эмбриоидных телец. Различия двух клеточных популяций кардиомиоцитов  проявляются не на уровне элементарного биохимического фенотипа, а на уровне поведения клеток, которое определяется согласованной работой всех биохимических  машин и  soft- программ кардиомиоцитов.

 

<<< Содержание книги       Следующая страница >>>