Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


1983/12

 

Сравнивая левое и правое полушария головного мозга

 

 

А. П. ЧУПРИКОВ, доктор медицинских наук

Р. И. КОВАЛЕВА, кандидат медицинских наук

 

 

Сравнивая левое и правое полушария головного мозга, можно сказать, что они похожи друг на друга, как правая и левая руки. Но можно также утверждать, что левое полушарие непохоже на правое подобно тому, как... правая рука непохожа на левую. Парадокс? Нисколько. Ведь несмотря на то, что анатомическое строение наших рук идентично, правая рука умеет делать гораздо больше (если, конечно, человек не левша), чем левая, и функционально между ними нельзя поставить знак равенства. Это относится и к большим полушариям головного мозга: однотипные, казалось бы, по строению (в каждом полушарии различают затылочную, теменную, височную и другие доли), они имеют свои специфические функции, свою специализацию, что позволяет говорить о функциональной асимметрии.

Возникла эта асимметрия не вдруг: она формировалась в процессе эволюции. Эволюционно Сложилось так, что ведущую роль в трудовой деятельности человека стала играть правая рука. Правой рукой наш далекий предок держал сначала просто камень, потом каменный топор и затем все более усложняющиеся орудия труда. И сегодня мы правой рукой—а правши составляют 95—98 процентов всех людей—пишем, чертим, делаем сложнейшие операции, управляем современными приборами и аппаратами, а левая рука продолжает оставаться «на подхвате».

Как известно, деятельностью правой руки управляет левое полушарие. Организм человека устроен таким образом, что правая половина тела контролируется мозговыми центрами левого полушария, а левая, соответственно, центрами правого полушария. У большинства левое полушарие развито несколько больше, чем правое. Одно время его даже называли доминантным. И не столько из-за размеров (различия между полушариями довольно незначительные), сколько потому, что это полушарие ведает речью, письмом, чтением, счетом. Здесь воспринимается, перерабатывается, анализируется сложная речевая, знако-во-символическая, абстрактная информация.

Правое полушарие тоже способно воспринимать и оценивать простые речевые и знаковые сигналы, но не это его профиль. Оно оперирует в основном информацией со сложным индивидуализированным пространственно-временным рисунком, в частности художественными, музыкальными образами. И поэтому его называют «образным», а левое—«грамотным» или «логическим».

Выяснив, что каждое полушарие обладает своими механизмами познания окружающего мира, специалисты задались вопросом, как соотносятся с полушарными функциями наши эмоции, существует ли и здесь «разделение труда». Разобраться в этом оказалось непросто.

Сначала предположили, что основная роль в формировании положительных эмоций принадлежит правому полушарию. Казалось бы, к тому имелись основания: нередко у больных с некоторыми поражениями правого полушария клиницисты наблюдают немотивированно-радостное, беспечно-благодушное настроение. Однако в дальнейшем нейрофизиологам удалось выяснить, что такое настроение преобладает у человека потому, что правое угнетенное болезнью полушарие временно как бы отключается и эмоциональные реакции в этом случае определяет левое полушарие.

Исследования, проведенные с помощью специальных тестов, позволяющих изучать особенности функционирования полушарий у здорового человека, подтвердили этот вывод. Тесты основаны на том, что, используя особую аппаратуру, можно избирательно направлять в какое-либо одно полушарие зрительную и звуковую информацию.

. Когда добровольцам дали «просмотреть» одни и те же фильмы сначала правым полушарием, а затем левым, оказалось: «образное» воспринимает все более пессимистично, что приводит к мрачной, грустной оценке сюжета фильма. В ходе экспериментов выяснилась еще одна небезынтересная подробность: печальные или улыбающиеся лица, то есть эмоционально значимые, как говорят специалисты, объекты, правое полушарие опознавало гораздо быстрее и лучше левого.

В последнее время исследователи получают все больше доказательств того, что в формировании астенических эмоций, эмоций со знаком минус, например, грусть, тоска, печаль, превалирует деятельность правого полушария. Так, совсем недавно было установлено, что когда причина спада настроения не осознается человеком и он испытывает безотчетное уныние, то в этом «виновато», как правило, опять же правое полушарие.

Но если фустам и плачем мы в основном «образным» полушарием, не следует ли из этого, что натуры с художественным складом мышления, у которых это полушарие доминирует, должны пребывать исключительно в грустном, меланхоличном настроении? Нет, не следует. Потому что левое полушарие, являющееся зачинщиком стенических, положительных эмоций, вносит свою лепту в формирование эмоциональных реакций. Ведущую роль играет оно и в организации тревожной активности, побуждающей человека к поисковой деятельности, к преодолению препятствий.

Два полушария, связанные между собой миллионами нервных волокон, постоянно обмениваются информацией, благодаря чему левое всегда в курсе того, что делается в правом, и наоборот. Их объединенная деятельность и лежит в основе эмоциональной сферы человека, окрашивая наше настроение в зависимости от обстоятельств в одних случаях в исключительно мажорные, радостные краски, в других—в тревожные, мрачные, в третьих—в светло-грустные...

Сбои в содружественной работе полушарий приводят к нарушению эмоционального равновесия, и тогда начинают преобладать либо отрицательные эмоции (страх, печаль)-, либо положительные (беспричинное, немотивированное оживление—эйфория). Плохо и то и другое. Ведь эмоциональные расстройства нередко влекут за собой различные соматические неполадки, нарушения деятельности сердечнососудистой, пищеварительной, выделительной систем. Вот почему мозговой механизм формирования эмоций привлекает столь пристальное внимание исследователей.

В этой статье мы коснулись лишь отдельных деталей этого сложнейшего и тончайшего механизма, стремясь представить взаимоотношения правого и левого полушарий такими, какими они видятся сегодня большинству специалистов.

Справедливости ради надо сказать, что далеко не все данные, которыми располагает наука на сегодняшний день, складываются в четкую схему. Многие имеющиеся факты противоречат друг другу-и ждут глубокого осмысления. Результаты объединенных усилий теоретиков и практиков важны не только для познания основ психической деятельности человека, но и для разработки новых методов диагностики и коррекции болезненно измененных эмоциональных реакций, а также некоторых соматических расстройств, тесно связанных с эмоциональной сферой.

 

 <<< Содержание номера    Следующая страница >>>