Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


88/2

 

Наш духовный мир

 

 

Старинная Домская площадь в центре Риги. Здесь находится здание Латвийского радио. Сюда после командировок, творческих встреч, концертов возвращается к ежедневным будничным обязанностям главный редактор музыкальных передач, народный артист СССР, композитор Раймонд Паулс. И здесь в его небольшом кабинете проходят репетиции детского ансамбля «Дзегузите» — «кукушечка».

Находясь в зените популярности, Раймонд Паулс стал создавать песни для детей, заниматься с детьми, не жалея сил и времени. Взрослые «звезды» могут позавидовать тому вниманию и заботе, с которыми маэстро относится к своим маленьким воспитанникам.

Паулс немногословен и сдержан. Нетрудно заметить, что эмоции он выражает игрой. Занимаясь с детьми, он импровизирует, каждый раз преображает мелодию, то развлекая ребят, то заставляя загрустить и задуматься. Все знают Раймонда Паулса композитора, Паулс же педагог остается скрытым от зрителя...

— «Кукушечка» — мое хобби,— говорит маэстро,— хотя слово это очень неточное. Точнее— мне нравится работать с детьми, я увлекся так, что на многие другие дела не хватает времени. Не скрою: я и сам получаю удовольствие от общения с ними. Прелесть этого занятия в том, что дети радуются со мной, а мне весело и приятно с ними.

Дверь приоткрывается, и в комнату тихонько заглядывает Гунар Калныньш, маленький солист ансамбля. Увидев маэстро, смущается... «Разве я не учил тебя стучаться и спрашивать разрешения войти?» — строгим голосом говорит Паулс, но в его глазах прячется улыбка. Гунару шесть лет, он уже пошел в подготовительный класс, а его подруга Гуна еще не ходит в школу, не умеет писать и только учится читать. Но и Гунар, и Гуна, и другие дети в «Кукушечке» живут в мире музыки, согреты ее теплом...

— Современная жизнь такова, что,хотим мы этого или нет, музыка окружает нас с детства. Вопрос только — какая? И как ее воспринимает маленький человек? Музыка— неотъемлемая часть общей культуры, основы которой закладываются в детстве. И какие песни ребенок слышит (или не слышит), так же как и какие сказки ему читают (или не читают)— это тот нравственный климат, в котором растет ребенок, тот фундамент, на котором зиждется духовный мир человека.

Пушкинская няня Арина Родионовна не ставила перед собой цели воспитать гениального поэта, она просто любила его, рассказывала ему сказки, пела песни. Все это в его жизни сыграло немалую роль, Уверяю вас, что для любого человека песня, услышанная в детстве, становится одним из тех впечатлений, которые дают толчок нравственному развитию, определяют его отношение к близким.

Я иногда задаю себе вопрос: где наши народные песни, где колыбельные, которые тихонько напевали вечерами мамы, бабушки? Кто сейчас помнит их? Мне могут возразить— откуда у современной мамы время петь эти песни? И хочу сказать: как бы ни были заняты родители, они должны найти часы для общения со своим ребенком!

И очень жаль, что музыка входит в жизнь современного малыша грохочущим ритмом магнитофона. Помните, в замечательном фильме Никиты Михалкова «Родня»— приезжает из деревни бабушка и с ужасом и испугом смотрит на внучку, которая от всего мира отгорожена наушниками, а в наушниках надрывается популярный зарубежный ансамбль. Поймите меня правильно,. я не против этого ам самбля. Но маленький человек не может не знать свой фольклор, не слышать nej сен, в которых звучит тепло, нежность, подлинное живое чувство, человеческие интонации.  Он должен  понимать слова этих песен, их доброту, сопереживать их героям.

Если же вести речь более широко, не только о музыке, но и о культуре, которая прививается ребенку, о воспитании человека Человеком, то я убежден — главная роль принадлежит семье. Как направили ребенка родители, чему научили— это останется на всю жизнь.

Сейчас в семье релкс два. чаще один ребенок, мы стараемся все для него сделать, не очень задумь ваясь о плодах такого воспитания, забывая о том, что многому обязаны учить его. не дожидаясь, пока научит школа, объяснят учителя...

Иногда на рыбалке я смотрю, как учат летать своих птенцов аисты. Это же целый спектакль. Природа его разыгрывает перед нами: «У-,'"5:=!- Взрослые птицы выталкивают свз.'х "тенцов из гнезда, они недолго летят, потом падают, пытаются снова взмахнуть крыльями и удержаться на лету и снова падают. В последний момент кто-то /з родителей их ловит, и все начинается сначала.

Вот это— и воспитание, и обучение, и настоящая "ренировка, и подготовка к;жизни. Наши же «птенцы» только сидят с открыты* ртами и ждут, когда папы и мамы положат туда новый кусочек.

Судите сам/, хорошо это или плохо, но моя бабушка, когда в доме были гости, нас, ребят до 14 лет, к общему столу не допускала. Сидите, говорила, на кухне и не вмешивайтесь. И нам даже в голову не приходило не послушаться. Конечно, для того, чтобы учить детей правильно вести себя; нужны усилия. Куда проще все своему ребенку разрешить, и он первый сядет за стол, схвати^ гебе лучший кусок, влезет в разговор старших. Это наши промахи, это корни бескультурья, хамства, грубости, от которых все мы так страдаем сейчас.

Когда взрослые входят в ■ кабинет маэстро во время занятий «Ку-кушечки». see лети тут же встают, хором говоря- «Здравствуйте» и все — от старшей Агнессы Рудзи-те до младшей Гуны Паулы — стоят до тех пор. пока стоят взрослые. Хотя обстановка на радио очень свободная, раскованная, ничем не напоминает школу— такие нормы поведения дети усвоили прочно. Но стоит композитору притронуться к клавишам, ребятишки на глазах расцветают и как бы устремляются навстречу музыке. Поют они, искренне радуясь, ритмично подтанцовывая,— нельзя не поразиться их артистизму. Неужели музыка можеть сделать таким каждого ребенка? Или в «Кукушечку» берут только «перспективных» детей?

— В «Дзегузите»,— отвечает Паулс,— есть конкурс. Мы объявляем его каждый год и прослушиваем совсем маленьких — трех-четырехлетних. Трудно сказать, что служит окончательным критерием отбора — ведь у таких малышей не всегда можно даже проверить слух и чувство ритма. Но если ребенок может правильно повторить мелодию, от начала до конца спеть детскую песенку, если он двигается под музыку,— берем! Не все дети потом справляются, некоторые уходят. Оставшиеся, до начала «концертной» деятельности очень долго,— год, а то и два,— занимаются. Приходить им сюда нравится, потому что мы с ними все время играем, они много слушают музыку. Но, признаюсь, я их открыто настраиваю на так называемую «легкую» музыку. Хотя и на занятиях, и на концертах мы учим, поем и народные песни. Просто, как подсказывает мой опыт, именно ритмическая музыка помогает детям лучше выразить себя. Ведь трехлетний малыш, и тот, пусть смешно, по-своему, но притопывает, услышав такую музыку. Детям ближе и понятнее музыкальный язык, который переводится в ритм танца.

На моих авторских концертах в Москве они, стоя за кулисами, моментально выучили все песни Лаймы Вайкуле и в точности повторили все ее движения. Я не вижу в этом ничего плохого. Почему подростки любят рок? Для них это возможность двигаться, танцевать. У детей естественное чувство ритма продиктовано энергией, которой надо дать выход.

Мы очень быстро забываем, что и сами были когда-то такими же, просто с тех пор изменились музыкальные формы. Во времена моей молодости мы все увлекались джазом и точно так же танцевали, «кривлялись», как нам говорили взрослые.

А сейчас меня упрекают в том, что я порчу детей, учу их «кривляться» на сцене, пишу для них «несерьезные», «легкие» песни. Упреки я слышу от Министерства просвещения Латвии и честно говоря не перестаю удивляться, почему многие наши чиновники не понимают, что лучше через игру приучить детей любить музыку, чем «серьезными» уроками отвратить их от нее навсегда.

Вот такое отношение и привело к тому, что школьные уроки музыки в большинстве своем отбивают у детей желание осваивать волшебный мир звуков. Эта тема, на мой взгляд, заслуживает отдельного разговора. Какие уроки считаются второстепенными? Музыки и рисования. Куда детей загоняют буквально силой? На хоровые занятия. И никто не пытается сделать эти занятия интересными для детей.

Мне, конечно, трудно судить, но впечатление такое, что музыку, в школе преподают случайные люди. Видимо, пришла пора всерьез вести разговор и о специальной подготовке учителей. С современной песенной культурой школьники еще кое-как знакомятся. А классическая музыка, народная, рок, наконец? Думаю,  понятно, что и о современной музыке надо рассказывать на уроках — учить отличать откровенную халтуру от интересных находок. Но школьникам этого никто не объясняет, в результате вакуум заполняется пластинками и записями, полученными от друзей или с подпольного рынка, и нередко это музыка второго, а то и третьего сорта.

Знаменитому композитору Леонарду Бернстайну принадлежат слова: «Единственный способ сказать что-то о музыке — это написать музыку». Именно так Раймонд Паулс знакомит детей с нею. Сейчас он написал для них партитуру к постановке на стихи латышского поэта Альберта Кроненберга «Маленький пастушок». Героя— маленького мальчика— поет и играет уже знакомый нам Гунар. Сегодня композитор впервые играет «Кукушечке» одну из музыкальных тем будущего спектакля. Потом они будут учить слова, а пока только слушают, притихшие, поглощенные мелодией.

Счастье этих детей, что судьба в самом начале жизни свела их с прекрасным человеком, педагогом, композитором, исполнителем! А как сам маэстро начинал учиться музыке?

— Меня заставили родители. Отец — рабочий стеклодув — связывал с моим будущим особые надежды. Человек, сам музыкальный от природы, он, видимо, почувствовал, что нельзя не учить меня музыке. Конечно, ему пришлось преодолевать мое сопротивление, а сопротивлялся я не один год— кто хочет учить гаммы, когда все дети играют во дворе в мяч? Ну а потом, вслед за отцом понял, что это и есть" мое призвание. Учился долго, поступил в Латвийскую консерваторию, закончил ее по классу фортепиано, там же занимался по классу композиции у известного композитора Яниса Иванова...

А вот свою дочь учить музыке не стал. Во-первых, потому что считаю: классическое музыкальное образование — все-таки удел избранных, оно для очень небольшой группы детей, одаренных от природы. Они живут совершенно особой жизнью, в своем особом мире, отказываясь от многих детских радостей. И родителям, и педагогам очень важно вовремя разглядеть эту одаренность, но и не преувеличить способности ребенка, чтобы не сделать его несчастным человеком.

А во-вторых, думаю, детям есть смысл повторять судьбу отца, только когда они уверены, что смогут его превзойти. Слава не наследуется вместе с фамилией. А те сыны и дочери, которые рассчитывают, что известность родителей облегчит им судьбу, особенно в так называемых творческих профессиях, обречены на неудачу.

Надо выбирать свой собственный путь, утверждаться на нем самому, самому делать открытия...

 

<<< Содержание номера      Следующая страница >>>