Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


84/1

Как улучшить память

 

 

Е. А. ГРОМОВА, профессор

 

 

Бывает, что подросток с трудом запоминает грамматические правила, даты исторических событий, стихотворные строчки. А вот если он интересуется хоккеем, спросите его: как сыграли «Спартак» и ЦСКА и кто забил шайбы? Мальчишка наверняка безошибочно назовет и счет и фамилии игроков, даже если матч был несколько недель назад. Значит, он хорошо усваивает интересную для него информацию, а ту, которая не вызывает эмоционального отклика, запоминает плохо.

То, что эмоции могут способствовать запоминанию, замечено давно. И подтверждено экспериментами.

В одной из московских школ сотрудники лаборатории Института биологической физики АН СССР и кафедры физиологии Московского областного педагогического института имени Н. К. Крупской провели такое исследование.

Ученикам с первого по десятый класс показывали графическое изображение, составленное из равного числа черных и белых квадратов. Через тридцать секунд рисунок убирали и предлагали каждому воспроизвести по памяти расположение черных квадратов на расчерченном листе бумаги. Тот, кто справлялся с заданием, получал в награду красный жетон, кто не справлялся—синий. Естественно, красные жетоны радовали ребят, синие—огорчали. Тут же экспериментатор предлагал новое задание: рисунок с другим расположением квадратов. И вот что оказалось. У большинства школьников начальных и выпускных классов оптимизации кратковременной памяти на зрительную информацию способствовали радостные эмоции, вызванные успешным решением предыдущей задачи. А школьников переходного возраста (12—14 лет), наоборот, подхлестнула, заставила мобилизоваться неудача: те из них, кто получил синие жетоны, второе задание выполнили лучше.

Эти исследования еще раз подтвердили, что запоминание можно улучшить как с помощью положительных, так и отрицательных эмоций. Принципиально нового здесь ничего нет, педагоги и психологи, одни с большим, успехом, другие с меньшим, давно применяют подобные приемы в своей практике. Но идут, как правило, эмпирическим путем, пользуясь методом проб и ошибок. Чтобы создать универсальные методики оптимизации процесса запоминания и вспоминания, необходимо знать, какие глубинные механизмы мозга при этом включаются.

Для этого прежде всего изучают механизмы образования, закрепления и воспроизведения следов памяти, как кратковременной, так и долговременной.

По современным представлениям, кратковременная память связана с циркуляцией импульсов возбуждения по замкнутым цепям нейронов в.головном мозге. Импульсы поступают в головной мозг от нервных чувствительных приборов—рецепторов, воспринимающих тактильную, зрительную, слуховую и другие виды информации. А от нейрона к нейрону они передаются при помощи определенных химических передатчиков—медиаторов, которые выбрасываются нервными окончаниями в синаптическую щель (место контакта двух нервных клеток).

Когда одна и та же информация повторяется неоднократно, это вновь и вновь приводит к выбросу медиаторов и циркуляции импульсов в цепи нейронов. В результате в нейронах происходят специфические изменения и образование белков, необходимых для материального» основания долговременной памяти.

Понятно, что для полноценной фиксации следов памяти важно любое звено этой сложной цепи: и контакты между нейронами, и четкая работа медиаторов, передающих импульсы от клетки клетке, и включение генетического аппарата нейронов, и образование белковых молекул. Понятно, почему повторение—мать учения. Но какая связь существует между фиксацией следов памяти и эмоциями? Почему чем больший эмоциональный отклик вызывает информация, тем прочнее она оседает в кладовых памяти?

Дело в том, что в организации наших эмоциональных реакций тоже участвуют медиаторы, в частности серотонин и норадре-налин. А эти медиаторы, как установлено, играют важную роль и в процессах запоминания. Поэтому правомерно предположить, что эмоциональное возбуждение, приводящее к выбросу медиаторов, как бы заменяет, компенсирует недостаточность повторений, способствует фиксации следов памяти и запоминанию даже однократно воспринимаемой информации.

Специалистам удалось проследить некоторые интимные связи и показать, что влияние медиаторов на запоминание зависит от того, какие преобладают эмоции, положительные или отрицательные. Так, введение экспериментальным животным предшественника серотонина заметно ускоряло и облегчало их обучение на положительном эмоциональном подкреплении (поощрение лакомым кусочком). А введение предшественника норадреналина, напротив, давало хороший эффект в сочетании с отрицательным эмоциональным подкреплением (слабое болевое раздражение).

Нельзя ли в связи с этим предположить, что у детей в переходном возрасте, о которых рассказывалось в начале статьи, в обмене медиаторов преобладает норадреналин, поэтому именно неудача, то есть отрицательная эмоция, и активизировала у них процесс запоминания? Пока это не более чем гипотеза, требующая строгой экспериментальной проверки. Ведь механически переносить результаты эксперимента на животных в клиническую и психологическую практику неправомерно, поскольку отдельные закономерности, выявленные в таких экспериментах, могут дать лишь некоторые представления об интимных механизмах памяти у человека. Но они побуждают исследователей углублять и расширять научный поиск в определенном направлении.

Так, изучая влияние на память серотонина, норадреналина и их предшественников, экспериментаторы вызвали у новорожденных животных нарушение деятельности систем, ответственных за выработку этих медиаторов. Подрастая, такие животные хуже реагировали на внешние раздражители, любой самый простой навык удавалось выработать у них с большим трудом и гораздо медленнее, чем у животных из контрольной группы. И связано это было не с чем иным, как с нарушением синтеза норадреналина, серотонина и их предшественников.

Появились основания предположить, что нарушенное соотношение этих медиаторов может быть одной из причин отставания психического развития тех детей, которые в школе сразу же попадают в разряд неуспевающих. Эти дети с .трудом сосредоточиваются, они не способны запоминать и удерживать в памяти какие-либо сведения, поэтому и отстают практически по всем предметам. И даже испытанные педагогические приемы . порой не позволяют учителю добиться успеха. Приходится обращаться к врачу.

Это предположение подтвердили работы, проведенные в условиях специализированного стационара. И когда врачам—пока в порядке предварительных исследований—удавалось добиться хорошего терапевтического эффекта и восстановить функционирование систем, ответственных за образование норадреналина и серото-нина, у детей в определенной степени восстанавливалась память, способность концентрировать внимание, росла успеваемость. А в тех случаях, когда синтез медиаторов сбалансировать не удавалось, и способность к обучению не восстанавливалась.

Уже эти первые результаты позволяют рассчитывать на то, что в недалеком будущем удастся разработать фармакологические методы восстановления медиаторных систем, ответственных за память и обучение. А это со временем позволит решить многие проблемы клинической, психологической и педагогической практики.

 

<<< Содержание номера      Следующая страница >>>