Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


О МЕДИЦИНСКИХ ЗАКЛИНАНИЯХМедицина

в зеркале истории


Светлана Марковна Марчукова

Глава 3.  Врачевание в древней Месопотамии

 

3.3. О МЕДИЦИНСКИХ ЗАКЛИНАНИЯХ

 

Библиотека Ашурбанипала содержала собрание заклинаний и описания обрядовых действий под общим названием «Когда в дом больного заклинатель идет». Иногда в процессе обряда врачевания делали из глины или воска статуэтку, изображавшую больного или «преследовавших» его призраков. Важную роль в обрядах играли магические круги, которые врач очерчивал вокруг больного, магические числа (3 раза, 7 капель и т.д.), предсказание критических дней выздоровления («его болезнь уйдет», «он поправится и будет жить») или обострения болезни.

Если у врача не было надежды на выздоровление больного, он удалялся, не начиная лечения, следуя предостережению: «Этот человек под опасным влиянием, не приближайся, к нему». Возможно, это связано с первыми представлениями о заразных болезнях. Вот пример такого неблагоприятного прогноза: «Если человек так страдает от желтухи, что его болезнь дошла до центра глаз... этот человек болен, весь болен, он протянет недолго и умрёт». В таких случаях врач «не протягивал своей руки» (это выражение впоследствии перешло в греческую медицину). В медицинских заклинаниях часто упоминаются имена богов. Вот заклинание против зубной боли. Болезни и разрушение зубов вавилоняне объясняли наличием червя, который поселился и растет в зубе.

 

«Когда бог Ану создал Небо,

Небо создало Землю,

Земля создала реки,

Реки создали каналы,

Каналы создали ил,

Ил создал червя.

И пошел червь, при виде Солнца он заплакал,

Перед лицом бога Эа пришли его слезы:

«Что дашь ты мне для моей еды?

Что дашь ты мне для моего питья»

«Я даю тебе дерево, которое гнило,

И плоды этого дерева».

«Что мне гнилое дерево и плоды этого дерева?

Дай мне гнездиться внутри зуба.

Его дупло дай мне в жилище.

Из зуба высосу я его кровь».

«Так как ты сказал это, червь,

То пусть побьет тебя бог Эа силою рук своих.

Это будет заговором против зубной боли.

При этом измельчи листья белены

И замеси с древесной смолой.

Это ты засунь в зуб и трижды повтори этот заговор»

 

Исторические параллели:

Представление о черве, который поедает больной зуб, существовало в медицине многих стран в течение тысячелетий. Греческие и римские врачи объясняли кариес неправильным питанием, порчей ротовой слизи или действием зубного червя. Индусы и арабы видели причину зубной боли в том, что червь шевелится в дупле зуба. Европейские врачи утверждали в медицинских трактатах XVI—XVIIстолетий, что видели зубных червей своими глазами, и подробно их описывали. Немецкий профессор медицины в XVII в. сообщал, что ему удавалось извлекать из зуба животных величиной с дождевого червя с помощью желудочного сока свиньи. Его итальянский современник и коллега объяснял происхождение зубных червей тем, что они развиваются из личинок мух, попадающих в дупло больного зуба вместе с пищей. В русском лечебнике конца XVIII в. можно прочесть такую рекомендацию от зубной боли: «возьми сору из подполья и усей мелко, столько же сажи с чела'и разведи водою не жидко и разжигая камень, клади тут, а с больными зубами сиди над тем паром долго, голову окутав, и черви выпадут все в ту воду». Позже традиционный образ червя в искусстве врачевания зубов был связан с необходимостью удалить нерв больного зуба. Эта процедура называлась «схватить червя за ногу», «вытащить червя из больного зуба».

В древних заклинаниях часто соединялись вместе представления о происхождении мироздания, молитвенные формулы и лечебные рецепты. В качестве основы для лечебной пасты часто упоминается белена. Ее применяли для избавления от зубной боли в Египте, Греции, Риме и странах Европы до Нового времени. Римляне называли белену «зубная трава» (лат. — «herba dentaria»),

В медицине Месопотамии сохранению зубов придавали большое значение. «Если кто выбъет зуб у равного себе, то и ему следует выбить зуб» — гласят законы Хаммурапи. К заболевшим зубам и деснам прикладывали пасты и растворы, которые снимали боль и способствовали выздоровлению.

 

Исторические параллели:

Обратим внимание на первую часть заклинания (с. 58—59), где говорится о зарождении жизни в воде: «небо создало реки, реки создали каналы, каналы создали ил, ил создал червя». Такие представления были свойственны древним, культурам разных народов. Шумеро-вавилонские и египетские предания повествуют о первоначальном состоянии Вселенной в виде водной бездны, в которой впервые появились разумные существа с телом рыбы. Мифы Древнего Китая рассказывают о первых жителях Земли, похожих на людей-рыб. Лица у них были человечьи, а туловища рыбьи. Они имели крылья и поэтому могли передвигаться не только в воде, но и в облаках. В вавилонском мифе о Гилъгамеше его предки, обитающие в царстве мертвых, удивлялись виду его рук, не имеющих перепонок между пальцами.

Кроме того, в этом клинописном тексте заклинания отражено одно из самых ранних представлений о «самозарождении» насекомых и мелких животных из влажного ила: «ил создал червя». Такие взгляды сохранялись в медицине и биологии тысячи лет. Их разделял и Аристотель (We. до н.э.) — великий греческий философ, которого считают основателем биологической науки. Вот пример его рассуждений о самозарождении угрей: «Есть болотистые пруды, где они возникают вновь, когда вода и ил удалены и дождь вновь наполняет эти пруды. Ибо угри происходят из дождевых червей, которые образуются сами из ила». В трактатах Древней Индии все живые существа делятся на «рождающихся из ростка» (растения), «рождающихся из яйца» (рыбы, земноводные, змеи, птицы), «живородящих» (млекопитающие) и «рождающихся из пота» (насекомые, черви и мелкие животные, которые рождаются из «по/па земли»). Средневековые индийские и арабские комментаторы этих трактатов отмечали, что лягушки рождаются прямо из земли, а муравьи способны появляться на свет тремя путями: либо из яйца, либо из влаги, либо из земли.

В средневековой Европе было распространено поверье о том, что тараканы появляются из кухонных отбросов, моль — из шерсти, а львы — из камней в пустыне. Вот рецепт европейского алхимика XVII столетия: «Если наполнить открытую бадью пропотевшим нижним бельем и добавить немного пшеницы, то... пшеница примерно через 21 день превратится в мышь». Как видим, здесь для самозарождения животных необходимо присутствие растения,

как и в следующем рецепте: «Выдолбите углубление в кирпиче, положите в него истолченной травы базилика, положите на первый кирпич второй так, чтобы углубление было совершенно прикрыто, выставьте оба кирпича на солнце и через несколько дней запах базилика, действуя как закваска, видоизменит траву в настоящих скорпионов». Натурфилософские трактаты средневековья и Возрождения сообщали читателям о том, что «видоизмениться» в животных способна не только истолченная трава или зерна пшеницы, но и живое дерево, на ветвях которого могут произрастать рыбы, птицы и даже млекопитающие.

Проблема самозарождения животных была предметом исследования натурфилософов, биологов и врачей в течение столетий. Франческо Реди (1626-1697) — итальянский врач, поэт и ученый, член флорентийской «Академии опыта», в своей работе о мясной мухе (1668) описал опыты по зарождению мух в гниющем мясе. Они появлялись лишь в том случае, когда горшок с мясом не был затянут кисеей, означит, личинки мухи могли попасть внутрь. Реди делает вывод о том, что самозарождение животных невозможно. Казалось, вопрос был решен. Почему же эта проблема вновь возникла в науке середины XIX века и превратилась в «проклятый вопрос», за решение которого Парижская академия наук назначила премию?

Это было связано с усовершенствованием микроскопа, развитием микробиологии и изучением микробов — «невидимых существ», которые, как оказалось, находятся повсюду. Признавая самозарождение абсурдным, многие биологи и врачи того времени не сомневались в самозарождении микробов, для которого, по их мнению, нужны были особые условия и присутствие «производительной силы». Вот один из их доводов: «Если все микробы зарождаются от микробов, то в воздухе этих зародышей было бы видимо-невидимо! Тогда воздух представлял бы собой нечто непрозрачное, среду, напоминающую туман! А может быть, он обладал бы плотностью твердого вещества. Но мы этого не наблюдаем».

Вопрос о самозарождении микробов разрешился только в работах Л.Пастера (1822—1895). В его музее в Париже находится «колба Пастера» — хрупкое стеклянное сооружение с причудливо выгнутым носиком. Более 100лет назад в нее налили молодое вино. Оно не скисло до сих пор, хотя носик колбы не запаян: микробы, которые находятся в воздухе, не могут преодолеть высокий изгиб стеклянной трубки и застревают в нем.

 

Заканчивая рассказ о решении проблемы самозарождения микробов, уместно вспомнить о том, что уже за столетие до открытия Пастера, в конце XVIII в., ученые споры послужили причиной удивительного изобретения. XVIIIвек недаром называют «веком Просвещения», интерес к научным проблемам охватил тогда многие слои общества. Слова о том, что «микробы не заводятся в прокипяченной и запаянной в бутылочке» жидкости, произвели глубокое впечатление на повара по имени Франсуа Ап-пер. Вместо стеклянных колб он использовал жестянки и запаивал в них вареное и жареное мясо после кипячения. Через несколько месяцев Аппер вскрывал жестяные банки и убеждался в том, что их содержимое вполне пригодно к употреблению. Проведя много подобных опытов, он обратился в Общество поощрения искусств в Париже. Была назначена комиссия, члены которой должны были съесть и оценить обед из нескольких блюд: мясо с соусом, крепкий бульон, зеленый горошек, бобы, вишни и абрикосы. Начинали есть со страхом: прошло 8 месяцев с тех пор, как эти продукты были запаяны в жестянки. Комиссия нашла обед замечательным и признала изобретения Аппера. Так появились первые консервы. Изобретатель получил от Наполеона премию в 12 тысяч франков, построил консервную фабрику и написал первую в мире книгу о консервировании.

 

<<< Оглавление книги   Следующая глава >>>